КомпьюАрт

12 - 2000

Принципы построения изобразительно-шрифтовых композиций

Николай Дубина, vedi@d-s.ru

В этой статье мне хотелось бы рассмотреть часто возникающую перед дизайнерами задачу построения изобразительно-шрифтовой композиции. Другими словами, речь пойдет о способах сочетания шрифта с изображением или орнаментом.

Довольно часто от неопытных дизайнеров можно услышать, что им никак не удается «привязать» надпись к картинке. Результатом таких мучений становятся работы, в которых отсутствует единство композиции, когда она распадается на две составляющие части — изобразительную и шрифтовую.

Основная причина этого в том, что дизайнеры неправильно понимают природу связи надписи и рисунка. Привязывание одного элемента к другому приблизительной и чисто внешней подгонкой стилевых и масштабных признаков — это неверная установка, от которой следует отказаться навсегда. Шрифт и изображение должны составлять единую композицию.

Что же такое единство шрифта и изображения в композиции? В чем оно должно выражаться?

Во-первых, конечно, в единстве стиля и в общих признаках.

Если взять, к примеру, русскую рукопись или фрески древних храмов, то нельзя не обратить внимание на то, что уже в давние времена шрифт осознавался как выразительный элемент изобразительного искусства. Вспомните, насколько естественно и в то же время изобретательно вплетается шрифт в общий стиль и характер изображения в книжной миниатюре! Здесь нельзя сказать о буквах, что они предназначены лишь для прочтения. Нет. Буквы в своем написании несут единое с изображением выразительно-стилевое начало.

Нам же часто приходится сталкиваться с тем, что эта проблема у некоторых начинающих дизайнеров сводится только к вопросу — антиквой или гротеском лучше «дополнить» изображение. Причем характер того и другого шрифта понимается довольно примитивно, сводясь к одному: контрастный ли он, имеет засечки или нет?

Такое упрощение означает, что дизайнер не имеет никакого представления о существе стоящих перед ним задач.

Вторым признаком единства можно считать единство смысловой логики изображения и надписи.

Каждому, даже совсем неопытному дизайнеру ясно, что к шутливой картинке больше всего подходит такой же «шутливый» шрифт. Можно даже вопреки правилам дать текст разными по стилю буквами, в одном слове соединить различные гарнитуры и т.д. Причем это можно подчеркнуть — для большей пестроты и разнообразия. Это самый простой пример. Шрифт должен соответствовать стилю и смыслу изображения. Торжественность, праздничность, лирический или героический мотив — все это должно находить свое отражение и в шрифте.

В подобных работах не стоит к уже готовой графике «пришивать» шрифт. В этом случае шрифт всегда будет «чужим». Если композиция в сознании автора представляется разделенной на две части — одного этого достаточно для минимального, но все же заметного искусственного разъединения надписи и изображения. Поэтому работу над композицией, включающей изобразительные и шрифтовые элементы, следует обязательно начинать и вести одновременно по всем элементам. Надо постоянно помнить, что надпись и изображение — это составляющие единого целого.

Изображение и шрифт обязательно должны находиться в исторической соподчиненности, и их стиль должен соответствовать той или иной эпохе (рис. 1). Это касается не только исторической тематики, но и современной. Ведь современность — лишь звено в непрерывном историческом процессе…

Как правильно скомпоновать надпись и рисунок в композицию? В соответствии с пластикой рисунка (первый признак единства). Ведь рисунок на какую-либо историческую тему может быть выполнен по-разному. И шрифт должен соответствовать этому рисунку.

Но помните: не рекомендуется просто реставрировать тот или иной исторический шрифт. Не следует забывать, что при всем своем историческом характере композиция служит современности и должна говорить современным языком, то есть черты современности непременно должны присутствовать в работе (рис. 2).

Есть еще один признак, помогающий найти решение сочетания шрифта и рисунка — масштабное единство композиции. В чем оно заключается?

Дизайнер должен сразу, еще на первой стадии работы, представлять себе, что главенствует в композиции — шрифтовые или изобразительные элементы, как они будут соотноситься между собой и какую эмоциональную нагрузку будет нести это соотношение.

Если не учесть все вышесказанное, то результат будет «ни два, ни полтора», то есть неопределенный и случайный.

Однако единство шрифта и изображения не исчерпывается только количественным соотношением того и другого. Большое значение здесь имеет и степень цветовой насыщенности элементов. Например, если изображение выполнено пером в эскизной манере, а шрифт к нему подобран сочный и жирный, то текст, естественно, будет главенствовать над изображением.

Остановлюсь еще на одном частном случае, который заслуживает внимания.

Замечено, что многие неопытные и начинающие дизайнеры не в меру увлекаются «объемными шрифтами». Объясняется это стремлением сделать надпись более весомой и эффектной. Только злоупотреблять этим приемом не следует. Например, при строго плоскостном изображении объемный (рельефный) шрифт, как правило, входит в противоречие с необъемным изображением. В результате вся композиция распадается.

Вообще, к объемному шрифту нужно относиться очень осторожно. Казалось бы в фотографию, с ее глубинной пространственной перспективой, сам собой просится объемный шрифт — для усиления ощущения пространства и, как следствие, для большей завершенности. Но это не так.

Если посмотреть на лучшие образцы плакатного и рекламного искусства, то можно заметить, что при использовании в них фотоизображений в подавляющем большинстве случаев шрифт дан плоским.

Дело в том, что всякая композиция строится с учетом изобразительной плоскости. А объемный рисунок (или фото) ее зрительно разрушает. И чтобы нейтрализовать этот иллюзорный прорыв плоскости, предпочитают пользоваться именно плоскостными шрифтами, которые уравновешивают объемное изображение с плоскостью.

Включение шрифта в изобразительную композицию — весьма непростая задача. Ведь шрифт — это очень своеобразное искусство. Во-первых, он носит условный, знаковый, а не изобразительный характер. Во-вторых, шрифтовая композиция не только рассматривается целиком, но и читается в определенном порядке, строка за строкой, сверху вниз и слева направо. Любая надпись имеет определенную динамику и по-следовательность, развернута не только в пространстве, но и, если так можно выразиться, во времени.

Все это делает композицию шрифта с изображением очень специфичной, отличает ее от большинства видов декоративного и изобразительного искусства. А между тем шрифт и изображение постоянно сталкиваются, соединяются в композициях синтетического характера, где шрифт, орнамент и предметное изображение оказываются частями одного целого, живут вместе и не мешают друг другу.

Дизайнер должен хорошо уметь связать шрифт с орнаментом или изображением самого разного характера. А для этого одного лишь владения принципами шрифтовой, орнаментальной и изобразительной композиции, взятыми по отдельности, явно недостаточно.

Разумеется, у изобразительной и шрифтовой композиции есть не только различия, но и общие черты. Они и помогают приводить их к «единому знаменателю». Изображение и шрифт могут быть подчинены общему пространственному ритму, близким пластическим принципам. Признаки художественного стиля, художественные особенности того или иного времени одинаково проявляются в начертаниях шрифта и рисунка. В распоряжении дизайнера есть различные способы зрительного подчинения шрифта изображению, или наоборот — изображения  шрифту.

Кстати, композиционное единство шрифта и изображения может основываться не только на их сближении, но и на осмысленном, умело примененном контрасте, противопоставлении объема и плоскости, статики и динамики и т.п.

Построение орнаментально-шрифтовой композиции облегчается тем, что шрифт и орнамент носят двухмерный, плоскостной характер и предполагают ясную ритмическую организацию. Найдя для букв и узоров общий ритм, сходную пластику, близкую насыщенность цветом, дизайнер может добиться слияния шрифта с орнаментом в единый образ.

Выразительная пластика шрифта, его ритм могут использоваться в чисто декоративных композициях. Иногда шрифт при этом сохраняет и значение как бы зашифрованного текста, подобно древнерусской вязи.

Самый распространенный способ сочетания шрифта с изображением в единой композиции заключается в том, что рисунку и надписи отводятся самостоятельные, четко разделенные части плоскости. Но и здесь есть свои нюансы: изображение заполняет всю плоскость листа, а рамкой, как бы наложенной на него, выделена надпись, или изображение занимает некоторую часть на нейтральной поверхности и отделено от текста рамкой и т.д. (рис. 3)

Интересный эффект можно получить, когда объемное фотографическое изображение зрительно связано с плоским шрифтом и подчиняется его плоскости. Этого можно достичь, если перевести фотографию в контрастную черно-белую форму, так называемую фотографику (рис. 4).

Добиваясь возможно большего единства надписи и изображения, художники-конструктивисты в конце 20-х годов пытались строить изображения из наборных, типографских материалов — скобок, знаков, линеек различной толщины и др. Обложки и плакаты, выполненные в этой своеобразной технике, действительно получались очень цельными. Изображение в них плотно лежит на бумаге, держит плоскость (рис. 5).

Плоскостной схематизированный рисунок плакатного типа легко увязывается с надписями, трактованными так же плоскостно, с буквами упрощенного рисунка, как бы набитыми по трафарету (рис. 6).

Единство изобразительно-шрифтовой композиции достигается и в тех случаях, когда рисунок подчиняется движению строчек текста, включается в их ритм. Такое изображение строится не в глубину, а прямо на плоскости, вдоль которой направлено движение фигур. Фаворский, специально изучавший законы связи изображения со шрифтом, называл такую плоскость «двигательной» поверхностью (рис. 7).

Соединение плоского шрифта с объемным или пространственным изображением может быть достигнуто их подчеркнутым контрастом (рис. 8).

Один из способов тесного слияния шрифта с изображением, носит название «каллиграмма». Это в некотором роде графическая игра, заставляющая текст ложиться в рамки очертания рисунка и своим расположением создавать иллюстрацию (рис. 9).

Я не ставлю своей задачей перечислить все возможные способы связи изображения со шрифтом. И не потому, что нас ограничивает объем журнала (хотя и это тоже есть), а потому, что все случаи перечислить невозможно — их очень много, к тому же постоянно появляются новые.

КомпьюАрт 12'200

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства