КомпьюАрт

6 - 2014

Quo vadis, русская литература?

Наталия Янкова
Наталия Янкова,
председатель правления некоммерческого объединения
Kunst im Dialog e.V. (Германия),
консультант ряда немецких издательств по вопросам
русской литературы и книгоиздательского рынка России,
литературный агент

Литературное произведение является продуктом духовным, а в виде книги — одновременно и товаром рынка, вынужденным подчиняться его законам. Без рынка книга не может попасть к потребителю — читателю, запросы которого должны учитывать участники рынка, от автора книги до продавца. В последние несколько десятилетий изменились идеологические, эстетические, нравственные парадигмы в нашей жизни, которые вызвали появление новых направлений в художественной литературе. В прошлые годы, а точнее в прошлом веке, под современной русской литературой понимали прежде всего литературу Серебряного века. Теперь она уже не считается «современной», хотя бы в категории времени, но ценность ее никто не подвергает сомнению. Во второй половине прошлого века образовался целый пласт советской литературы, который называют «деревенской прозой», где блистали ставшие уже классиками писатели­«деревенщики» — В. Белов, В. Шукшин, В. Солоухин, В. Астафьев, Ф. Абрамов, В. Распутин и др. В последние несколько десятилетий русская современная литература сделала рывок от реализма. Появились новые направления художественной литературы — наряду с реализмом в привычном для нас смысле, возникли всевозможные его разновидности — например мистический реализм, фантастический реализм, неокритический реализм. Современный литературный критик охотнее пишет рецензию на произведение автора­новатора, что, естественно, подстегивает писателей к уходу от реализма. Значит ли это, что все наши и не только наши представления о ценности наследия Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, Ф.М. Достоевского и других русских классиков тоже устарели, да и вообще вся великая русская литература устарела?

Как уже было сказано, литература производит рыночный продукт и подчиняется законам рынка. Реализм не востребован? Пожалуйста, есть модернизм, постмодернизм, даже реализм, но уже модернизированный, во многих новаторских разновидностях. На концептуалистах останавливаться не будем — это явление, скорее всего, отомрет, поскольку оно элементарно убыточно для издательств.

Андрей Геласимов

Андрей Геласимов

Самые знаменитые современные русские постмодернисты — В. Пелевин, В. Сорокин, М. Шишкин. Это имена первого ряда, которые в большинстве случаев уже гарантируют успех. Несмотря на некоторую эксцентричность поведения, а возможно, и благодаря ей, некоторые авторы добиваются очень хороших результатов. Здесь эксцентричность служит пиаром — ведь известно, что реклама дает большие возможности для успеха, а значит и продаж. Например, относительно недавно Михаила Шишкина уличили в плагиате — он просто взял кусок текста из мемуаров Веры Пановой и вставил его в свой роман «Венерин волос», изменив два­три слова. А когда его в этом обвинили, он объяснил всем, кто еще не «проникся пониманием и сутью современной литературы», что это и есть постмодернизм. Известны и другие проявления «постмодернизма», которые ставят в упрек известному писателю, не говоря уже о небрежности стиля, что постоянно отмечают литературные критики. Правда, Шишкин отличается эксцентричностью и в поведении, как правило, «на весь мир». Еще свежо в памяти, как в 2013 году, находясь за границей, он сделал заявление для СМИ, что отказывается от поездки в Нью­Йорк на книжную ярмарку в составе российской делегации, потому что не согласен с внешней и внутренней политикой России, а Агентство по печати и массовым коммуникациям — Роспечать, заплатив за его поездку, хочет его купить. Многие гадали, какой у него был мотив? Некоторые коллеги предположили, что он рассчитывал на Нобелевскую премию, однако подтвердилось, что этот демарш связан с выходом перевода его романа «Письмовник» на английский язык в английском издательстве. Издательства тоже нуждаются в пиаре, а на Западе автор, особенно русский, не согласный с политикой России, всегда более предпочтителен, чем автор с нейтральной политической позицией.

Александр Кондрашов

Александр Кондрашов

Основной водораздел в современной литературе проходит между «массовой» и «серьезной». Кроме названных выше, литературные гурманы имеют большой выбор авторов, пишущих под знаком постмодернизма, — это Татьяна Толстая, Сергей Носов, Владимир Шаров, список может быть очень длинным. Именно широкий спектр авторов позволяет требовательным читателям выбрать «своего» писателя или писателей. Постмодернизм — не массовая литература, читать ее непросто.

Есть авторы, в произведениях которых стерты границы литературных направлений, например, Ольга Славникова, Юрий Буйда, Николай Кононов. Эта конвергенция позволяет приобрести читателей, которые в своих литературных вкусах не слишком категоричны. Из этого ряда выделяется Юрий Буйда, который филигранно смешивает несколько направлений, возможно иногда неосознанно, но в результате его письмо можно назвать изысканным. Относительно недавнее явление — неосентиментализм, восходящий к Николаю Карамзину с его «Бедной Лизой». В романе Карамзина чувствительный человек описан как идеал. Осознание ценности чувств простого человека, не героя, очень актуально в современной литературе и может играть важную роль, создавая атмосферу духовности, которой так не хватает в современном обществе потребления. Сюда можно отнести ранние произведения Людмилы Улицкой. Интересен и Андрей Геласимов, который пишет уже давно и заслуженно успешно. Его книги переведены на многие языки, и переводчики неизменно отмечают его талант. Из других современных авторов этого направления можно отметить Александра Кондрашова, который сам называет свою прозу «жизнерадостной трагедией». Действительно, в прозе Александра Кондрашова много тонкого юмора и грустной иронии, которые окрашивают неожиданными полутонами не всегда веселые сюжеты его произведений. В последнее время Кондрашов тоже стал экспериментировать. Так, в своем последнем романе «Гений совка», увлекая читателя сюжетом, он применяет методы письма, характерные для постмодернизма. В результате автор создает вполне новаторское произведение, которое уверенно можно поставить в ряд литературы постмодернизма.

Юрий Буйда

Юрий Буйда

Конечно, книги молодых авторов имеют, как правило, сложную судьбу, они пробиваются на рынок медленно, если вообще туда попадают. В этом смысле полезны литературные премии, которые, правда, не всегда объективно отражают качество текста и способности автора. Наблюдается такая картина: на премии из года в год выдвигаются одни и те же авторы. Если и есть ротация, то только в определенном круге тех авторов, которые уже стали известными, благодаря попаданию в длинные и короткие списки литературных премий. Яркий пример этого — Дмитрий Быков. Он уже не раз становился лауреатом «Большой книги», а в какой­то год — лауреатом сразу нескольких премий, причем по правилам одной из которых это вообще запрещалось.

Иногда, как это было, например, в 2012 году, даже короткие списки всех главных премий были настолько похожи, что казалось, они написаны под копирку. Например, не самый лучший роман Андрея Дмитриева «Крестьянин и тинейджер» был включен в короткие списки всех основных премий — «Большая книга», «Русский Букер», «Ясная Поляна» и НОС — и стал лауреатом двух из них: «Русского Букера» и «Ясной Поляны», причем последнюю премию он получил в номинации «Детская и юношеская литература». Те, кто читал роман, ничего, имеющего отношения к детству и юношеству, кроме слова «тинейджер» в названии, не заметили. Естественно, такое распределение в премиальных списках лишает других авторов возможности продвижения. Они могут быть не менее, а возможно, и более достойны этого, чем те, кто отмечен попаданием в списки. В результате талантливый автор может остаться незамеченным. Надо сказать, что роман «Крестьянин и тинейджер» не получил столь же высокой оценки, а вернее, не подтвердил соответствия этой высокой оценке у зарубежных издателей, для которых престижная литературная премия имеет решающее значение при прочих равных условиях. Тем не менее издатели, как российские, так и зарубежные, не кидаются сразу издавать лауреата, а сначала хотя бы элементарно знакомятся с текстом. С романом А. Дмитриева как раз и случился подобный казус — получив престижную премию «Русский Букер», он остался невостребованным за границей.

Особый вид современной литературы, значение которой нельзя недооценивать, — массовая литература. К массовой литературе можно отнести детектив и любовный роман, причем написанные по определенным жанровым канонам, в отличие от немассовой, где сюжет непредсказуем. Самый яркий представитель пишущих в этом жанре — Борис Акунин. Критики называют детективы Акунина «интеллигентскими», как и произведения Леонида Юзефовича. Существуют также другие виды детективного направления, которые можно отнести к массовой литературе. Это, например, женский детектив, в том числе «иронический». Наиболее известные авторы в этом жанре — Александра Маринина, Татьяна Устинова, Дарья Донцова, Татьяна Полякова. Несмотря на предсказуемость сюжета (что как раз и характеризует массовую литературу) в книгах Донцовой, ее детективы пользуются большой популярностью и издаются огромными тиражами не только в России, но и за границей. То же можно сказать и о книгах Татьяны Устиновой, у которой давно сформировался свой «почерк». Она удачно сочетает романтическую линию с детективным сюжетом, причем главные герои, как правило, положительные. Это всегда женщина после тридцати, красивая, умная, добродетельная, но не очень счастливая, а герой — мужчина ближе к сорока, успешный, богатый, тоже «хороший человек», случайно оказавшийся одиноким. Оба попадают в криминальную ситуацию, после сложных и драматических перипетий у них возникают нежные чувства друг к другу, и к концу романа они воссоединяются. Эта схема повторяется из книги в книгу, тем не менее чтение очередной ее книги снова увлекает. Татьяна Устинова успешно эксплуатирует в своих произведениях проблемы интеллигентных, но не очень счастливых людей — читателей ее целевой аудитории.

Проследить тенденции развития русской и мировой литературы позволяют и книжные ярмарки — внутрироссийские и международные. В последние годы российские специалисты стали активнее принимать участие в работе зарубежных книжных выставок. На Международной книжной ярмарке в Москве организованы форумы для специалистов книжной отрасли на разных уровнях. На представленных там экспонатах можно проследить изменения внутри читательского сообщества, познакомиться с работой коллег из других городов и стран СНГ, а на международных книжных ярмарках — из стран дальнего Зарубежья. Также важны перспективы распространения русской литературы за границей. Процесс продвижения русской литературы за границу и за границей имеет государственное значение. В момент жесткого противостояния, политического и экономического кризиса, когда Россия подвергается несправедливым санкциям, важно показать всему миру настоящее положение вещей, завоевать и поддержать симпатии мирового сообщества. Уже можно видеть результаты этого процесса. На Западе все больше известных политических деятелей публично осуждают своих коллег, огульно очерняющих Россию, призывают их изменить враждебную риторику и отменить санкции, которые никому не приносят пользы. Без сомнения, эта непростая политическая обстановка отразится и на литературных трендах.

К одной из тенденций времени в современной литературе относится зависимость ее от телесериалов. Стало обычным издание книг по телесериалам, а не наоборот, пришедшее в Россию с Запада. Этот вид литературы можно считать наиболее массовым, даже просто коммерческим. Надо отметить, что массовая литература вообще является частично или полностью коммерческой. Тиражи выпускаемой серьезной и массовой литературы просто несравнимы — разница измеряется несколькими порядками.

В последние годы возник огромный интерес читателей к литературе non­fiktion, причем не только в России, но и в других странах. Особое место в этом разделе литературы занимают мемуары. Западные издатели отмечают падение интереса к беллетристике и рост популярности мемуаров.

Так называемая гламурная литература постепенно сходит на нет — например, об известной недавно Оксане Робски сегодня уже и не слышно. То же можно сказать и об антигламурной литературе с Сергеем Минаевым, который сейчас более успешен как ведущий политического ток­шоу на телевидении.

Новые литературные направления будут возникать и дальше. Какие­то из них останутся на долгое время, другие не приживутся и исчезнут. Будут и новые имена авторов, тоже разных. Мы живем в такое турбулентное время, что этот процесс закономерен, и хорошо, что он есть. 

КомпьюАрт 6'2014

Выбор номера:

23-я выставка маркетинговых коммуникаций ДИЗАЙН И РЕКЛАМА
Printtech
computex
heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства