КомпьюАрт

12 - 2006

Русские художники-футуристы

Художники книги ХХ века

Е.Л.Немировский

Слово futurum в буквальном переводе с латинского означает «будущее», «будущность». Так именовали себя литераторы и художники, которые в первые десятилетия ХХ века заявили о разрыве с творческими устремлениями и традициями минувших времен. Родина футуризма — Италия. Его первые шаги связаны с «Манифестом футуризма», который был опубликован в парижской газете «Фигаро» 20 февраля 1909 года. Вдохновителем и вождем нового течения и автором «Манифеста» стал писатель Эмилио Филиппо Томмасо Маринетти (Emilio Filippo Tommaso Marinetti, 1876—1944). Космополитические убеждения этому итальянцу были предначертаны судьбой. Появился он на свет божий в портовом египетском городе Александрии, а учился в Париже и Генуе. Свои мысли и чаяния, связанные с новым литературно­художественным учением, Маринетти изложил в книге «Футуризм», изданной в 1911 году, и в четырехтомном «Манифесте футуризма», увидевшем свет в 1920­м.

Будетлянский клич! М., 2006. Переплет работы Э.Дорофеева

Будетлянский клич! М., 2006. Переплет работы Э.Дорофеева

В 1918 году Маринетти стал членом фашистской партии, которая, как он думал, сможет активно противостоять замшелому, с его точки зрения, реализму. Показательно, что сторонниками тоталитарного режима были и российские футуристы, которые в первые годы после Октябрьской революции объявили себя рупором революционных идей. Однако уже В.И.Ленин относился к ним настороженно, а при И.В.Сталине футуризм был назван буржуазным модернистским течением, категорически чуждым устремлениям пролетариата.

В России футуризм заявил о себе вскоре после того, как здесь ознакомились с зарубежными манифестами. В 1911 году был издан «Пролог футуризма» Игоря Северянина (Игорь Васильевич Лотырев, 1887—1941), а год спустя — «Грамоты и декларации русского футуризма». В 1913­м появился нашумевший поэтический сборник с недвусмысленным названием «Пощечина общественному вкусу».

Возникший первоначально как литературное направление, футуризм вскоре распространил свои постулаты и на изобразительное искусство — к нему примкнули итальянские художники Умберто Боччиони (Umberto Boccioni, 1882—1916) и Джиакомо Балла (Giacomo Balla, 1871—1958).

Русские художники­футуристы наиболее ярко проявили себя в области оформительского искусства. При этом сами литераторы нередко выступали в роли оформителей собственных книг. С их первыми опытами наших читателей знакомит книга «Будетлянский клич!», выпущенная в 2006 году московским издательством «Фортуна Эл». Будетляне — так называли себя русские футуристы. Но самоназвание это, надо сказать, широкого распространения не получило. Издание, о котором идет речь, вышло в серии «Книжная коллекция», издающейся уже не первый год. В этой серии были воспроизведены такие издания, как библейская «Книга Руфь» и пушкинские «Маленькие трагедии» с гравюрами Владимира Андреевича Фаворского (1886—1964), «Кола Брюньон» Ромена Роллана с иллюстрациями Евгения Адольфовича Кибрика (1906—1978), «Мертвые души» Н.В.Гоголя, проиллюстрированные Марком Шагалом (1887—1985), и «Для голоса» В.В.Маяковского в оформлении Эль (Лазаря Марковича) Лисицкого (1890—1941). В книге «Будетлянский клич!» факсимильно воспроизведены пять книг русских футуристов.

Маяковский В.В. Я! Обложка работы автора

Маяковский В.В. Я! Обложка работы автора

Свою издательскую деятельность будетляне начали поздней осенью 1912 года. Инициатором был поэт и художник Алексей Елисеевич Крученых (1886—1968). Уроженец Херсонской губернии, он в 1906 году окончил Одесское художественное училище и некоторое время работал учителем рисования. Крученых выставлял пейзажи импрессионистского толка, но, познакомившись с братьями Бурлюками, стал убежденным футуристом. Вскоре Крученых перебрался в Москву, где Давид Давидович Бурлюк (1882—1967) свел его с Владимиром Владимировичем Маяковским (1893—1930) и Виктором (Велемиром) Владимировичем Хлебниковым (1885—1922).

Портрет В.В.Маяковского из сборника «Я!» работы Л.Ф.Шехтеля

Портрет В.В.Маяковского из сборника «Я!» работы Л.Ф.Шехтеля

 

Излюбленной техникой футуристической книги была литография, с которой Крученых был знаком издавна. Среди первых изданий — книжки «Старинная любовь», «Игра в аду», «Мирсконца». В сборнике «Будетлянский клич!» факсимильного воспроизведения этих изданий мы не найдем. Отбор материала для сборника, который в целом оценивается нами положительно, все же несколько случаен. Здесь нет, например, работ, пожалуй, наиболее талантливого представителя оформительского футуризма — Михаила Федоровича Ларионова (1881—1964), а его соратница Наталия Сергеевна Гончарова (1881—1962) представлена лишь несколькими рисунками в коллективно оформленном сборнике. Об этих художниках мы предполагаем отдельно рассказать в одной из будущих статей.

Разворот сборника «Я!» с рисунком Л.Ф.Шехтеля

Разворот сборника «Я!» с рисунком Л.Ф.Шехтеля

Хлебников В. Изборник. СПб., 1914. Обложка с портретом автора работы В.В.Маяковского

Хлебников В. Изборник. СПб., 1914. Обложка с портретом автора работы В.В.Маяковского

Среди ранних футуристических изданий в сборнике «Будетлянский клич!» представлена книга Владимира Владимировича Маяковского «Я!», вышедшая в 1913 году. Оформили ее художники Лев Федорович Шехтель (1892—1969) и Василий Николаевич Чекрыгин (1897—1922). И автор и художники были еще очень молоды и полны сил и задора. Обложку сборника, напечатанного на грубой бумаге, делал сам Маяковский. Как вспоминал впоследствии Шехтель, на обложке «весьма декоративно расположены какоето черное пятно и надпись: “В.Маяковский. Я!”». Это пятно, которое, как рассказывал Шехтель, «можно признать просто за растекшуюся чернильную кляксу, имеет в основе реальный прообраз: это галстук­“бабочка”, который тогда носил Маяковский. На фотографиях, сохранившихся от того времени, галстук этот запечатлен»1. Открывался сборник портретом Маяковского, помещенным на обороте обложки, который нарисовал Л.Ф.Шехтель, видимо, не стремившийся к точному сходству с оригиналом, ему важно было передать образ — «байроновский поэт­корсар, сдвинутая на брови широкополая черная шляпа». Кроме портрета, в сборнике еще семь рисунков. Три первые иллюстрации сделаны Л.Ф.Шехтелем, остальные — В.Н.Чекрыгиным. Сюжетной близости со стихотворениями В.В.Маяковского мы здесь не найдем. По словам Шехтеля, увлекавшегося древнерусским искусством, это была «свободная транскрипция Ферапонтовых фресок». Речь идет о фресках Ферапонтова монастыря, расписанного в конце XV века прославленным Дионисием и его сыновьями. Маяковский к рисункам Чекрыгина относился иронически: «Ну вот, Вася, — говорил он художнику, — опять ангела нарисовал, нарисовал бы муху — давно не рисовал». Но против публикации рисунков в сборнике не возражал.

Разворот «Изборника» В.В.Хлебникова с рисунками работы П.Н.Филонова

Разворот «Изборника» В.В.Хлебникова с рисунками работы П.Н.Филонова

Каменский В., Кравцов А. Нагой среди одетых. СПб., 1914. Обложка

Каменский В., Кравцов А. Нагой среди одетых. СПб., 1914. Обложка

Разворот из книги «Нагой среди одетых»

Разворот из книги «Нагой среди одетых»

Разворот из книги «Нагой среди одетых» с портретом В.Каменского

Разворот из книги «Нагой среди одетых» с портретом В.Каменского

Текст книги «Я!» шрифтом не набирали. Стихотворения свободным и весьма характерным почерком переписал В.Н.Чекрыгин. Все это воспроизвели с помощью ручного литографского станка.

Пренебрежение к заранее заданной четкости типографского шрифта свойственно и многим другим футуристическим изданиям, предпочитавшим «свободное» письмо. В литературе иллюстрациям Чекрыгина и Шехтеля присвоили названия, например «Женщина или ваза с цветами» или «Старец, благословляющий зверей», но они во многом условны.

На последней странице обложки сборника «Я!» приведены имена автора, художников и издателей — Г.Л.Кузьмина и С.А.Довинского. Была обозначена и цена — «50 к.». Здесь же в порядке, так сказать, рекламы, названы и два других издания футуристов: «Сборник троих» и «Пустынники» В.Крученых.

Пиковый король. Линогравюра О.В.Розановой из «Заумной книги» А.Крученых и Алягрова (Р.О.Якобсона)

Пиковый король. Линогравюра О.В.Розановой из «Заумной книги» А.Крученых и Алягрова (Р.О.Якобсона)

Переписан от руки и воспроизведен литографским способом был и сборник стихотворений «Изборник» Велемира Хлебникова. Обложка его, однако, была набрана, но литерами разного кегля и рисунка. Сборник иллюстрирован 11 рисунками Павла Николаевича Филонова (1883—1941), техника которых обозначена так: «кисть, перо и резец». Еще один рисунок сделал Казимир Северинович Малевич (1878—1935), едва ли не самый старший из будетлян и единственный из них (если, конечно, не считать В.В.Маяковского), кто впоследствии стал всемирно знаменит. Обложка «Изборника» украшена портретом поэта, о котором здесь же сказано: «Подобель В.Хлебникова

Разворот из «Заумной книги» А.Крученых и Алягрова (Р.О.Якобсона) с линогравюрой О.В.Розановой

Разворот из «Заумной книги» А.Крученых и Алягрова (Р.О.Якобсона) с линогравюрой О.В.Розановой


рис. Над. Бурлюк». Это ошибка, ибо автором портрета был В.В.Маяковский. По словам Е.Ф.Ковтуна, автора подробной, но, к сожалению, оставшейся единственной монографии о футуристической книге, «в этом быстром, но “внимательном” наброске... <Маяковский> сумел передать и черты внутреннего облика поэта, его замкнутую сосредоточенность, и в то же время незащищенную открытость характера».2

Черно­белые иллюстрации П.Н.Филонова к «Изборнику» контрастируют с оранжевым цветом слегка тонированной бумаги. Переписывая текст, художник украшал полосу причудливо орнаментированными инициалами.

Разворот из книги «Взорваль» А.Крученых

Разворот из книги «Взорваль» А.Крученых

Предпочитая воспроизводить текст своих книг от руки, футуристы, однако, не отказывались полностью от типографского набора, хотя использование его и было своеобразным. Характерный пример — книга «Нагой среди одетых» В.Каменского и А. Кравцова, увидевшая свет в феврале 1914 года. Факсимиле этого сборника стихов открывает книгу «Будетлянский клич!». Василий Васильевич Каменский (1884—1961) писал стихи и занимался изобразительным искусством с юных лет. Что же касается Андрея Кравцова, то он по образованию был медиком и жил в Харькове. Никаких более подробных сведений о нем в нашем распоряжении нет. Е.Ф.Ковтун в упомянутой выше монографии ни о нем, ни о книге «Нагой среди одетых» даже не упоминает. Между тем книга весьма любопытна. Напечатана она на оборотной стороне обоев, подобранных таким образом, что рисунок их составлен из ярких, контрастирующих между собой цветовых пятен. Есть здесь и многоцветье растений, и черные, без полутонов и штриховки, изображения животных — оленей, кабанов, медведей. Внешние углы книги обрезаны так, что в развернутом виде она шестиугольная. Текст книги набран шрифтами разного рисунка и кегля — курсив здесь соседствует с прямым начертанием. Использованы и типографские линейки. В книге есть контурные портреты А.Кравцова, изображенного во весь рост спиной к зрителю, и сидящего в кресле В.Каменского. Всего же в книге пять рисунков, воспроизведенных литографским способом.

Портрет А.Крученых из книги «Взорваль» работы Н.И.Кульбина

Портрет А.Крученых из книги «Взорваль» работы Н.И.Кульбина

Другим примером футуристического издания, в котором также использован типографский набор, является «Заумная книга» В.Крученых и Алягрова, изданная в 1916 году. Алягров — это псевдоним Романа Осиповича Якобсона (1896—1982), впоследствии эмигрировавшего в Америку и ставшего там знаменитым филологом, профессором Гарвардского университета. Это тот самый «Ромка Якобсон», которого В.В.Маяковский упомянул в стихотворении «Товарищу Нетте — пароходу и человеку». «Заумная книга» иллюстрирована цветными линогравюрами и коллажами Ольги Владимировны Розановой (1886—1918). Она иллюстрировала и другие издания футуристов, среди которых «Игра в аду» А.Е.Крученых и В.В.Хлебникова (1914) и «Война» А.Крученых (1916). Текст «Заумной книги» в разделе, написанном А.Крученых, набран прописным гротеском и отпечатан красной краской. Стихотворение Алягрова, помещенное в этом сборнике, набрано обычным типографским шрифтом, в котором смешаны литеры прямого и курсивного начертания. Стихотворение отпечатано черной краской.

В книге «Взорваль» А.Крученых (1913), факсимиле которой также приведено в сборнике «Будетлянский клич!», текст частично набран, а частично написан от руки и воспроизведен литографским способом. Эта книга иллюстрирована литографиями Наталии Гончаровой, Ольги Розановой и Казимира Малевича. Книгу открывает контурный портрет Крученых, нарисованный Николаем Ивановичем Кульбиным (1868—1917). Военный врач, доцент Военно­медицинской академии, действительный статский советник — он на досуге занимался рисованием и приложил немало сил для распространения футуризма в России. По его приглашению в 1914 году в Петербург приезжал Ф.Г.Маринетти. В книге «Взорваль» текст помещен не на однотонной бумаге, а на фоне беспредметных цветовых пятен, иногда занимающих почти всю поверхность листа.

Резюмируя, скажем, что издания русских футуристов — одна из ярких страниц в истории русской книги начала ХХ столетия.


1 Здесь и далее цит. по: Жегин Л. [Шехтель Л.Ф.]. Воспоминания о Маяковском // Литературная газета. М. 1935. 15 апреля.

2 Ковтун Е.Ф. Русская футуристическая книга. М., 1989.

В начало В начало

КомпьюАрт 12'2006

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства