КомпьюАрт

12 - 2006

Дизайн как образ жизни

Профессиональное графическое оформление никогда не может и не должно быть делом вкуса — так считает дизайнер и иллюстратор Наташа Ратковски из Германии. О том, что определяет грамотный дизайн, как найти неповторимый стиль и, конечно же, о себе и своих работах, она рассказала в интервью нашему журналу.

КомпьюАрт: Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Где вы родились, учились, работали?

Наташа Ратковски: Родилась я на Кубани. Школу окончила с медалью. В школе была активисткой: участвовала во всевозможных конкурсах типа КВН, театральных постановках, подготовке праздников, делала стенгазету — одним словом, испытала все радости советского ребенка. На вопрос, кем хочешь стать, всегда отвечала: художником­оформителем. На худой конец, была согласна стать космонавтом.

Иллюстрация в журнал «Здоровье» для темы «Пластическая хирургия». 2006

Иллюстрация в журнал «Здоровье» для темы «Пластическая хирургия». 2006

Несмотря на свои успехи, в школе я очень тяготилась диктатурой учителей. Ненавидела униформу и галстук, за что меня неоднократно отправляли домой с записью в дневник, а однажды мне даже «посчастливилось» стать объектом разбирательства на педсовете. В 4­м классе за бунтарский рисунок ко Дню космонавтики на тему «Первая женщина в космосе» — на нем была изображена Баба­Яга на метле, совершающая полет вокруг Земли, — была наказана позорной четверкой. Тяжелые времена, как говорится.

После школы мечтала поступить в вуз на художественное отделение, но компьютерные технологии оказались на тот момент более привлекательными, в том числе и в финансовом плане. Так я попала в Таганрогский радиотехнический университет, где обучалась по специальности «Автоматизированные системы управления», о чем ни капли не жалею, хотя к окончанию университета поняла, что работать по приобретенной специальности не буду. Во время учебы я познакомилась с множеством интересных людей. Моя склонность и к гуманитарным, и к точным наукам помогла мне при иллюстрировании сказок для детей о физике и математике двух замечательных таганрогских авторов — О.Л.Соболевой и В.В.Агафонова, создателей ряда красочных и интересных учебников, обучающих пособий и детских книг. Этот опыт дал мне пищу для размышлений о своем будущем.

Переехав в Германию, я решила осуществить свою давнюю мечту — стать художником­оформителем. С первой попытки я поступила на отделение графического дизайна в Институт города Дортмунда. Работая параллельно в рекламном агентстве, а позже в графическом отделе фирмы по созданию программного обеспечения, я с отличием защитила диплом. Темой моей дипломной работы была разработка корпоративного дизайна для антивирусного программного обеспечения — так переплелись мое первое и второе образование.

КА: Что стоит за названием вашего web­сайта — Floaty?

Н.Р.: Свои первые графические опыты в Рунете я сделала на сайте http://www.wallpapers.ru под псевдонимом floaty. Позже я подружилась с целым рядом интересных людей и участвовала в проекте http://www.desktopart.ru под тем же именем. Меня знают и, хочется верить, любят как floaty, потому и адрес моего сайта: http://www.floaty.de.

КА: Давно ли вы живете в Германии? 

Н.Р.: Достаточно давно, чтобы хорошо говорить по­немецки, и достаточно недавно, чтобы проникнуться немецкой культурой до корней волос. Скажем, мюнхенский Oktober Fest и кельнский карнавал в феврале — не совсем мой мир.

КА: С чего началось ваше увлечение рисованием?

Н.Р.: Сколько себя помню, я всегда держала в руках фломастер или карандаш. Примером для подражания для меня была мама. Она рисовала при каждом удобном случае. Перед Новым годом она расписывала огромные витрины скучных советских универмагов. Я до сих пор помню, как завороженно смотрела на стекло, на котором меленькими штрихами вырисовывались русские красавицы с почтовыми сумками и белочками на руках и одуревшие от счастья снеговики.

В детском саду я часто не могла заснуть в тихий час и развлекала себя тем, что разглядывала неровности побелки, которые в моих глазах преображались в разнообразные фигуры. Очень любила рисовать балерин и собачек. Кто бы мог подумать, что именно они будут меня кормить!

1,8-метровый пингвин для парада пингвинов Pinguinale. Вупперталь (Германия), 2006 Пингвин, разрисованный Наташей Ратковски, выставлялся на площади перед городской ратушей  1,8-метровый пингвин для парада пингвинов Pinguinale. Вупперталь (Германия), 2006 Пингвин, разрисованный Наташей Ратковски, выставлялся на площади перед городской ратушей

1,8-метровый пингвин для парада пингвинов Pinguinale. Вупперталь (Германия), 2006 Пингвин, разрисованный Наташей Ратковски, выставлялся на площади перед городской ратушей

Неисчерпаемым зарядом творческой энергии обладала и моя бабушка. Самотканые ковры с причудливыми птицами и цветами окружали меня с детства. Оба маминых брата занимались чеканкой и резьбой по дереву. На стенах висели замысловатые африканские маски и рыцари из меди, подающие прекрасной даме свое сердце. В возрасте восьми лет я уже ходила по огромным выставочным залам Центрального Дома художников в Москве, а в десять лет получила в подарок свой первый этюдник с набором кистей и красок. Так все начиналось.

«Я только могу предположить, что мой стиль — это смесь из рекламных проспектов 50-х, комиксов и сексуальной романтики эпохи Возрождения»

«Я только могу предположить, что мой стиль — это смесь из рекламных проспектов 50-х, комиксов и сексуальной романтики эпохи Возрождения»

КА: Какую роль в вашей карьере сыграло образование?

Н.Р.: По образованию, как я уже говорила, я графический дизайнер. Рисование как таковое было обязательным предметом на протяжении всего двух семестров. Основной уклон был все­таки на типографику и корпоративный дизайн. Таким образом, иллюстрирование я осваивала самостоятельно. К тому же рисование для меня — это, скорее, образ жизни, чем специальное образование.

КА: Как бы вы описали тот стиль, в котором работаете, и как вы пришли к нему?

Н.Р.: В теории комбинаторных алгоритмов есть одно замечательное
утверждение: ни одна система не способна описать себя изнутри. Ей элементарно не достает параметров за пределами ее поля зрения. Я только могу предположить, что мой стиль — это смесь из рекламных проспектов 50­х, комиксов и сексуальной романтики эпохи Возрождения. Можно ли то, как и что я рисую, назвать стилем — не знаю. Иногда ловлю себя на том, что восхищаюсь работами авторов, чье творчество диаметрально противоположно моему. Меня вдохновляют такие современные художники, как James Jean, Yuko Shimizu, Joe Sorren, Dave Cooper и Jeff Soto. Я не перестаю восхищаться изобретательностью дада, которые позиционировали себя как некое антиискусство. Еще я влюблена в Хокусая, Магрита, Сезанна и в то же время не могу оторвать глаз от Босха, Брюгеля, Боттичелли. Пришла ли я вообще к какому­то стилю — время покажет. Пока я еще в пути.

Обложка для Arriba — pdf-журнала о графике, дизайне и литературе. 2006

Обложка для Arriba — pdf-журнала о графике, дизайне и литературе. 2006

КА: На своем web­сайте вы пишете, что являетесь графическим дизайнером, но я отнесла бы ваши работы, скорее, к жанру иллюстрации. Это так?

Н.Р.: Вы совершенно правы. Все объясняется довольно просто. Мой web­сайт задумывался когда­то давно как некое портфолио для потенциального работодателя. На нем я публиковала свои студенческие и рабочие проекты. Со временем ситуация изменилась: целый ряд дизайнерских работ я не могла продемонстрировать по причине запрета работодателями. Иллюстративных работ становилось все больше, и они составили основную и наиболее любимую мною часть сайта. Моя тяга к иллюстрированию дала неплохие плоды. Кроме того, я могу похвастаться участием в воркшопе от немецкого журнала Spiegel и групповых выставках «Почтовая марка» (2003), «Игровая приставка» (разработка альтернативной игровой приставки) в Дортмунде (май 2005) и выставке ADC (Art Directors Club, Germany) в Штуттгарте (июль 2005), разрисовыванием 1,8­метрового пингвина (аналог парада коров в Нью­Йорке и парада медведей в Берлине) для города Вупперталь — о таких достижениях приятно рассказать миру со страниц собственного сайта. В рабочее время я занимаюсь созданием интерфейсов для программного обеспечения, рисую сотни иконок, разрабатываю сайты и рекламные брошюры. Сейчас сайт перестраивается с целью четко разграничить сферы моей деятельности.

КА: Насколько мне известно, среди ваших заказчиков немало российских компаний. Не трудно ли это — координировать работу из другой страны?

Н.Р.: Электронная почта творит настоящие чудеса! На самом деле координацией как таковой я не занимаюсь — это обязанность моего агента — «Студии Артемия Лебедева». Моя же работа состоит в ответственном и креативном подходе к любому заданию, будь то крохотные «вкусные картинки» для Gallina Blanca или проекты для таких крупных фирм, как Milky Way, журналов Maxim, «Здоровье» и пр. Иногда бывает довольно тяжело работать качественно и креативно в сжатые сроки, но в таких случаях элементарная дисциплина творит не меньшие чудеса, чем средства электронного общения.

КА: Чем отличаются заказчики из России от заказчиков из Германии?

Н.Р.: Прежде всего тем, что с 90% заказчиков в Германии я встречаюсь лично. Могу уже при первой встрече узнать все о целевой группе, предпочитаемых цветах, мотивах и пр. Очень часто приходится отстаивать честь дизайнера и иллюстратора. Для некоторых заказчиков графика — это роскошь, от которой можно отказаться в любой момент. Такое отношение очень обижает. Это все равно что утверждать, что красивые белые зубы — это роскошь, а не залог здоровья. Ведь современная медицина обладает достаточным количеством доказательств того, что неухоженные зубы приводят даже к сердечно­сосудистым заболеваниям.

Довольно часто высказывания клиентов по обе стороны границы сводятся к тому, что дизайн — это дело вкуса. Однако это типичное заблуждение. Профессиональное графическое оформление никогда не может и не должно быть делом вкуса. Конечная цель любого заказа — произвести определенное впечатление. Разве кто­нибудь пойдет на церемонию вручения, например, Нобелевской премии в спортивном костюме и сланцах? Конечно, эффект был бы незабываемым, если субъекта в таком наряде вообще подпустили бы к Концертному дому Стокгольма, где проходит вручение Нобелевской премии. То же самое и в мире графики. Если хочешь куда­то пройти, «оденься» соответственно обстановке.

Чтобы не ускользали ни идеи, ни красивые картинки, Наташа Ратковски постоянно носит с собой блокнот, где делает зарисовки

Чтобы не ускользали ни идеи, ни красивые картинки, Наташа Ратковски постоянно носит с собой блокнот, где делает зарисовки

КА: Если сравнивать тенденции в графическом дизайне и иллюстрации в России и Германии, то какие особенности вы бы выделили?

Н.Р.: Первое, что очень сильно бросается в глаза, — предпочтительным средством рекламы и иллюстрации на немецком рынке остается фотография. Но не за горами и то время, когда в Германии наступит ренессанс иллюстрации. На мой взгляд, ближайшее будущее обещает быть более продуктивным и выгодным во всех отношениях именно для иллюстраторов. Один тот факт, что все больше фотографов стремятся сделать свои работы более живописными и искусственными (в положительном смысле этого слова), говорит о хороших перспективах для иллюстрации. Хотя, конечно, рисунок и фотография давно уже являются не конкурирующими, а взаимодополняющими ветвями графического дизайна.

Издательства и клиенты из России, на мой взгляд, более свободны в выборе средств оформления статей и буклетов. Во всяком случае, меня не покидает чувство, что хорошая иллюстрация так же ценится на российском рынке, как и хорошая фотография.

КА: В последнее время все чаще говорят о том, что современные иллюстраторы постоянно подражают друг другу и что становится все сложнее выделиться среди коллег, найти свой неповторимый стиль. Согласны ли вы с этим утверждением?

Н.Р.: В какой­то степени да. Найти свой стиль всегда было нелегко. Каждый  творческий человек обречен создать под влиянием творчества своего кумира, временного или постоянного, ряд работ, похожих по стилю, композиции, цветовому решению на его работы. С одной стороны, возможность восхищаться работами других людей является, на мой взгляд, необходимым условием для развития художника вообще. Но с другой стороны, печально, когда чужие идеи выдаются за собственные и, что самое ужасное, намного лучше оплачиваются, чем оригиналы. Это довольная сложная и многогранная тема.

В какой­то степени стиль — это еще и оковы, которые зачастую ограничивают дальнейшее развитие художника, заставляют его трепетать при одной мысли о том, что кто­то скажет: «Это на тебя не похоже!»  Тот, кто под чьим­то влиянием все­таки решается покинуть привычную колею,  все равно, впитав в себя чужие работы, пытается выразить свои мысли, эмоции и впечатления. Без преувеличения можно сказать, что подражание — это ступень к росту. Ведь не даром же одним из старейших методов обучения рисованию является копирование работ старых мастеров. Я не спорю, собственный стиль нужен и важен, но не всем дано распознать его мгновенно в потоке ежедневной графической информации и новых технических возможностей. Возьмите, к примеру, Дали шестнадцатилетнего и Дали шестидесятилетнего. Почему никто не осуждает его за то, что юношей он копировал импрессионистов, увлекался кубизмом и пуантилизмом? Потому что дети имеют право учиться у того мира, в котором они родились, познавать окружение, которое они видят впервые, и уже потом демонстрировать результаты своего труда. Так что говорить о подражании отрицательно и категорично все­таки не стоит.

Иллюстрация в 7-й выпуск электронного pdf-журнала New Porker, тема Faces

Иллюстрация в 7-й выпуск электронного pdf-журнала New Porker, тема Faces

Многие иллюстраторы неосознанно рисуют самих себя, вкладывая в рисунок динамику и манеры поведения собственной натуры, — уже одного этого достаточно для узнаваемости. Многие делают акцент  только на какой­то одной детали: изображение в профиль, огромные носы, сладкие глазки, пышные складки — авторов таких рисунков легко узнать. Другим же везет меньше, и они проводят в поисках себя и своей ниши в области графики большую часть своей жизни. Придумать какой­то элемент или манеру изображения, присущую тебе одному, — процесс мучительный, а зачастую и обременительный. Если же человеку за шестьдесят и его рисунки не отличить от множества других, то можно сказать, что битва за самоутверждение была им проиграна.

Возможно, это довольно слабое утешение для большинства моих коллег. Но понастоящему талантливый художник, даже рисуя с натуры, вносит в свою работу нотки, которые задевают и останавливают зрителя. Если же творческий процесс сводится к слепому копированию, то остается только пожалеть такого художника. Хотя иногда, честно признаюсь, плагиат, завуалированный или явный, очень сильно раздражает. В конечном счете каждый должен сам для себя решить, насколько далеко он готов зайти в поисках стиля в лучшем случае и в поисках легкой наживы — в худшем.

КА: Над чем вы сейчас работаете?

Н.Р.: Над созданием обложки к диску для молодой, но перспективной группы, которая работает в стиле технопоп. Еще реставрирую своего пострадавшего после полугодовой выставки пингвина, который провел всю весну и лето на городской площади перед ратушей. Владелец хочет непременно выставить его в своем саду — он большой поклонник поп­арта и уверен, что уже через пару лет сможет продать пингвина за огромные деньги только потому, что на нем стоит мое имя. В остальном же проектов достаточно много, но я слишком суеверна, чтобы рассказывать о них, пока они еще не закончены.

КА: Есть ли какой­то проект, который вы мечтаете выполнить в будущем?

Н.Р.: С огромным удовольствием вернулась бы к иллюстрированию книг, поэтому постараюсь приложить максимум усилий, чтобы это наконец произошло. Хочется оформить «Моцарта и Сальери» А.С.Пушкина. В то же время не отказалась бы рисовать для таких журналов, как Spiegel и Focus. Еще хочется наконец обзавестись собственной мастерской и не бояться за стены и полы после очередного приступа творчества. Пока, кажется, все.

КА: Какими из своих работ вы особенно гордитесь?

Н.Р.: Трудно сказать. Я ужасно злобный критик по отношению к собственным работам. Иллюстрация в новый номер журнала New Porker мне пока нравится. В журнал «Здоровье» тоже, особенно по той причине, что в очень сжатые сроки смогла придумать интересный сюжет. Очень довольна обложкой для нового выпуска электронного журнала графики, дизайна и литературы Arriba (http://www.arriba.cc). Он выходит ежеквартально, и мне выпала честь нарисовать обложку для осеннего выпуска, поэтому тема Dia de los muertos напрашивалась сама собой.

КА: Какие сюжеты вам нравится иллюстрировать больше всего?

Н.Р.: Вообще, мне все нравится  рисовать. Но больше всего — людей и их эмоции, раскрывать вечную тему взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Нравится рисовать детально, с массой скрытых и потаенных уголков (если позволяет время), чтобы каждый раз можно было находить что­то новенькое. Нравится рисовать собак, лягушек, рыб и девушек с огромными «коровьими» глазами.

КА: Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам и иллюстраторам?

Н.Р.: Больше гулять. В том числе  по выставкам. Всевозможные ярмарки искусства, выставки и мероприятия творческого плана открывают совершенно неожиданные пласты сознания. Муза не приходит от сидения на одном месте. Это первое. Второе — это книги и кино. Лично у меня собрана огромная библиотека и того и другого. В моей скромной библиотеке около 50 огромных талмудов по искусству, в том числе по фотографии, около 100 иллюстрированных сказок и детских историй, а книг и брошюр по типографике и дизайну вообще не счесть. К тому же я увлеченный собиратель всяких вещичек, которые обычному человеку совершенно не бросаются в глаза: всевозможных проспектов, визиток, открыток, брелочков и плакатов. Все это очень важно для вдохновения. Дизайнеру необходимо иметь перед глазами множество примеров хорошего оформления, сделанного другими людьми. Не только для инспирации как таковой, но и для осмысления. Например, почему у брошюрки такой­то формат, такой­то цвет и такое­то исполнение, такая­то типографика и такое­то ощущение от нее, а главное — почему вам сразу захотелось взять ее с собой? Иллюстратору очень важно иметь сотни книг с иллюстрациями любимых художников, сборники и красивые издания, пусть даже с незатейливыми орнаментами. Все это не только вдохновляет, но и учит, направляет. Что еще? И дизайнеру и иллюстратору просто жизненно необходимо как можно больше знать об искусстве и его направлениях. Ну и, конечно, рисовать, рисовать и еще раз рисовать. Всегда и везде. У меня в сумке рядом с пудреницей, телефоном и кошельком всегда лежит блокнот для рисования и как минимум одна ручка. Благодаря этому от меня не ускользают ни идеи, ни красивые картинки — все успешно зарисовывается, вклеивается и даже раскрашивается.

КА: Какие у вас планы на будущее?

Н.Р.: По большому счету, я не люблю планов. Но они необходимы, особенно в работе. И вообще, зачастую планы строят для того, чтобы их разрушать. Пока я хочу найти новые способы  рисования своих героев, попробовать себя в разных стилях, а позже переплести их как можно более красиво и удачно с моей нынешней манерой рисования. К тому же, как я уже говорила, другие две мои цели — это иллюстрирование книг и собственная мастерская. А потом уже идет приобретение всемирной известности, зарабатывание больших денег и жизнь в искусстве и роскоши в свое удовольствие. Надеюсь, все исполнится.

КомпьюАрт 12'2006

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства