КомпьюАрт

11 - 2006

Monotype + Linotype = ???

В конце лета известная американская компания Monotype Imaging, Inc. объявила о приобретении фирмы Linotype (Бад Хомбург, Германия), входившей в состав Heidelberger Druckmaschinen AG. Для многих полиграфистов старшего поколения бренды Monotype и Linotype могут ассоциироваться со строкоотливным оборудованием, но в настоящее время компании, работающие под этими названиями, специализируются на типографике. Напомним, что совсем недавно Monotype контролировалась компанией Agfa, однако два года назад отделилась от нее и вскоре даже «разъехалась» с ней, переместив свою штаб­квартиру в Вобурн (США, шт.Массачусетс).

Президент и исполнительный директор Monotype Imaging Роберт Гивенс заявил, что покупка Linotype будет способствовать повышению уровня коммуникаций на базе типографических средств в глобальном масштабе. Комментируя перспективы объединенной компании, он подчеркнул, что планируется активная деятельность по всем медийным направлениям — от полиграфии и телевидения до любых видов мобильного контента, причем безотносительно к региональной языковой специфике.

Произошедшему событию трудно дать однозначную оценку. В настоящее время шрифтовые библиотеки Linotype включают более 6 тыс. начертаний, а полные шрифтовые фонды Monotype (включая лицензионные библиотеки) намного превышают эту цифру. Таким образом, объединенная компания становится владельцем значительной части существующих полиграфических гарнитур.

Редакция решила обсудить это событие с одним из постоянных авторов нашего журнала, известным московским дизайнером Владимиром Чуфаровским.

КомпьюАрт: Слияние двух крупных игроков типографического рынка закономерно или оказалось неожиданным?

Владимир Чуфаровский: На мой взгляд, сделка вполне закономерна, если учесть, что Linotype была «непрофильным» активом Heidelberg, а также вспомнить об общей направленности политики Monotype. На протяжении последних лет Monotype приобрела лицензии на несколько тысяч шрифтовых библиотек. Так, с августа 2003­го по октябрь 2004 года эта фирма купила лицензии более чем на 5 тыс. шрифтов, а с февраля по ноябрь 2005 года — почти на 4 тыс. начертаний. Следует отметить, что среди лицензиаров есть как типографические супертяжеловесы, например Adobe, так и небольшие фирмы. Присутствует в этом списке и российская компания ParaType.

Коллекции шрифтов приобретались Monotype на разных условиях. В одних случаях имела место частичная перекупка прав, в других — библиотеки переходили под полный контроль Monotype, как, например, шрифтовые библиотеки Letraset, которые сейчас фигурируют в списке афилированного с Monotype типографического гранда ITC.

Все лицензированные шрифты Monotype реализует через контролируемый ею шрифтовой портал www.fonts.com, а также поставляет в заказных комплектациях, дорабатывая их по согласованию с заказчиками и первичными правообладателями. Разумеется, правовые и финансовые подробности этих сделок в своих пресс­релизах Monotype не оглашает, однако размах ее экспансии не может не впечатлять.

Анализ различных источников, освещавших сделку между Monotype и Heidelberg, дает все основания считать, что она готовилась не один месяц. Я полагаю, что переговорный процесс был начат в 2004 году. Еще до отделения от Agfa компания Monotype унифицировала процедуры лицензирования с Linotype, которая формально тогда была не союзником, а конкурентом. Именно в это время, по­видимому, появились первые слухи о возможном альянсе.

Лично для меня знаковым событием был уход из Monotype в 2004 году ряда ведущих сотрудников во главе с Биллом Дэвисом (Bill Davis). Вскоре эта команда, куда вошли такие дизайнеры, как Стив Маттесон (Steve Matteson), Том Рикнер (Thomas Rickner) и Джош Хадли (Josh Hadley), создала компанию Ascender. По­видимому, они понимали, что перспективы их карьерного и творческого роста, а также материальное положение при объединении с Linotype не улучшатся.

КА: Объединенная компания взяла под контроль значительную часть полиграфических шрифтовых активов. Способна ли эта сделка обеспечить Monotype господство на рынке?

В.Ч.: На мой взгляд, это событие не несет опасности монополизации рынка. Кроме Monotype, на шрифтовом рынке работают несколько влиятельных вендоров, прежде всего — Adobe, и, что не менее важно, множество мелких поставщиков (достаточно полный список шрифтовыхпоставщиков можно найти в той части портала microsoft.com, которая контролируется ее департаментом Microsoft Typography). Рыночные реалии и техническая политика вендоров таковы, что создание монополии или картельный сговор в настоящее время маловероятны.

КА: Итак, поглощение Linotype состоялось. Насколько перспективен этот союз?

В.Ч.: Краткого и конкретного ответа на этот вопрос, наверное, нет ни у кого. Конечно, в пользу успешности объединенной компании говорит тот факт, что сделка давно и тщательно готовилась, но известно немало случаев, когда поглощения приводили в конечном счете к самым неприятным последствиям, поэтому аналитики проявляют в своих оценках известную осторожность.

Следует отметить, что производство шрифтов как таковое никогда не было высокоприбыльным бизнесом. Руководство Monotype прекрасно это понимает — из первых пресс­релизов и комментариев в прессе следует, что компания намерена стать своеобразным всемедийным системным интегратором, а не только шрифтовым супервендором. Судя по всему, руководство объединенной копании собирается искать и удачу, и конкретные прибыли на новых рынках, например на рынке мобильных информационных систем, который сейчас переживает настоящий бум. Многое, если не все, зависит от того, оправдают ли результаты этой политики ожидания инвесторов.

Прокомментировать объединение Monotype и Linotype любезно согласился Эмиль Якупов, руководитель основного российского поставщика шрифтовой продукции — фирмы ParaType.

КА: Linotype поглощена. Каково, на ваш взгляд, будущее новой объединенной компании?

Эмиль Якупов: Слово «поглощена» вряд ли подходит к данному случаю. Насколько я знаю, сделка была с энтузиазмом встречена и в Monotype, и в Linotype. Linotype GmbH до последнего времени принадлежала фирме Heidelberger Druckmaschinen AG, основная специализация которой — производство полиграфического оборудования. Несмотря на то что бизнес Linotype приносил прибыль, разработка шрифтов не соответствовала общему профилю Heidelberg, поэтому они искали покупателя. Фирма Monotype два года назад была выкуплена у концерна Agfa-Gevaert инвестиционной компанией TA Associates. По всей видимости, инвесторы были довольны приобретением и согласились прикупить «до кучи» и Linotype. В результате образовалась очень крупная шрифтовая фирма и соответственно очень представительная коллекция шрифтов, насчитывающая порядка 12-15 тыс. начертаний. Вряд ли можно предположить, что фирмы через какое-то время разойдутся и библиотеки снова разделятся, в худшем случае можно допустить, что некоторые сотрудники покинут фирму, если их не устроят новые условия. После выделения Monotype из Agfa шрифтовая библиотека не разделилась, она была полностью выкуплена, но из Monotype ушла группа ведущих сотрудников и образовала фирму Ascender. В конце августа, через месяц после слияния, с поста исполнительного директора Linotype ушел Бруно Штайнерт. Возможно, в ближайшее время произойдут еще какие-нибудь реструктуризации — посмотрим.

КА: С учетом лицензионных шрифтов Monotype стала крупнейшим продавцом шрифтового материала в мире. Может ли это стать основой ее процветания?

Э.Я.: Конечно, большая шрифтовая библиотека, включающая ряд великих шрифтов, сама по себе является ценностью и приносит доход. В нынешнюю совокупную коллекцию вошли не только шрифты оригинальных библиотек Linotype и Monotype, имеющих более чем столетнюю историю, но и коллекции многих известных шрифтовых фирм, приобретенных ими, — Haas’sche Type Foundry, D. Stempel AG, Hell GmbH, Fonderie Olive, Deberny&Peignot, ATF, Compugraphic, Agfa и ITC. Но продажа тиражных шрифтов не единственный способ зарабатывать деньги — значительную долю занимает разработка заказных шрифтов, лицензирование шрифтов для использования в различных электронных устройствах и т.п. Обе фирмы занимали хорошие позиции в этих областях и имеют полное право с оптимизмом смотреть в будущее.

КА: Можем ли мы ожидать, что Monotype сможет возглавить движение по ускоренному переходу полиграфистов на формат OpenType с использованием всего спектра расширенных полиграфических возможностей нового формата?

Э.Я.: Нет, место во главе этого движения уже занято компаниями Microsoft и Adobe. Что касается появления шрифтов с богатой типографикой, то здесь, мне кажется, больше следует надеяться на небольшие молодые фирмы, которые с энтузиазмом используют возможности нового формата.

КА: Все шрифтовые фирмы несут финансовые потери от нелицензионного использования их гарнитур и их пиратского тиражирования. Как вы думаете, сможет ли укрупненная Monotype возглавить борьбу со шрифтовыми пиратами?

Э.Я.: Не думаю, что Monotype собирается возглавлять подобное движение. Руководству компании сейчас будет не до этого — сначала надо наладить внутреннюю структуру, оптимизировать взаимодействие подразделений, согласовать внутренние стандарты… Борьбу с пиратством может возглавить международная организация, а разные фирмы будут участвовать в ней своими ресурсами. Monotype и Linotype имеют очень сильные юридические отделы и много времени уделяют защите своей интеллектуальной собственности, поэтому они, конечно, будут участвовать в подобных коллективных мероприятиях, но реальный сдвиг в этом направлении можно ожидать только в случае, если производители операционных систем обеспечат программную защиту от установки нелегальных копий шрифтов.

КА: Крупных игроков на шрифтовом рынке теперь осталось всего два — Monotype и Adobe. Как вы рассматриваете перспективы их конкурентной борьбы? Что могут выиграть от этого пользователи?

Э.Я.: Сравнивать Monotype и Adobe сложно. Monotype — это шрифтовая фирма, а для Adobe шрифты — почти непрофильный актив. Шрифтовой отдел в Adobe насчитывает порядка десяти человек. Я не удивлюсь, если через какое-то время Adobe вообще продаст свою коллекцию и прекратит разработку шрифтов.

В плане конкуренции следует рассматривать разные части шрифтового бизнеса по отдельности. Продажа тиражных шрифтов, которая все больше смещается в Интернет, поделена между несколькими сайтами: myfonts.com,
fonts.com (Monotype) и fontshop.com. По имеющейся у меня информации, на эти три сайта приходится порядка 60-70% продаж через Сеть. От того, что linotype.com (тоже, кстати, заметный игрок на этом поле) теперь будет принадлежать Monotype, для пользователей ничего не изменится. Пользователи и так уже значительно выиграли от смещения конкуренции в Интернет, ведь цены на шрифты в Сети заметно ниже, чем при традиционных продажах. Это объясняется тем, что, во-первых, издержек меньше, а во-вторых, пользователю легко сравнивать цены — за пять минут можно просмотреть десяток сайтов и выяснить, где дешевле.

Конкуренция в Сети очень жесткая. Размер шрифтовой коллекции, находящейся в чьих-то руках, не играет сколько-нибудь заметной роли. Все перечисленные сайты продают шрифты десятков или даже сотен разных коллекций. Важен размер совокупного предложения. На сайте myfonts.com, например, он составляет более 50 тыс. шрифтов. Аналогичные по размеру коллекции представляют и два других сайта.

Интересно, что Monotype и Linotype исповедуют противоположные идеологии в сетевом бизнесе. Linotype легко предоставлял право продавать свои шрифты с других сайтов, считая, что чем шире его коллекция будет представлена в Сети, тем больше он заработает и тем сильнее будут раскручены его торговые марки. Monotype, напротив, пытался минимизировать число своих сетевых дилеров, пытаясь обеспечить эксклюзивность своему сайту. Какая философия в итоге победит — сказать трудно. Если вторая, что более вероятно, то для пользователя это будет хуже, ведь эксклюзивные сайты смогут держать эксклюзивные цены.

КА: Способна ли усилившаяся Monotype оживить ситуацию с разработкой кириллических локализаций шрифтов из ее обширнейших шрифтовых библиотек?

Э.Я.: Ни одна западная шрифтовая фирма никогда не уделяла особого внимания разработке кириллицы. Размер заинтересованности, ресурсов и внимания определяется долей доходов, которые обеспечивает продажа товара. Кириллицей в мире пользуется примерно в 15 раз меньше людей, чем латиницей. Причем в силу исторических причин среди граждан России, Украины, Болгарии, Сербии, Монголии и иже с ними процент нелегальных пользователей в несколько раз больше, чем среди жителей Америки, Европы и Австралии. В итоге объем рынка кириллицы составляет сейчас около 1% от рынка латиницы, и даже когда мы перестанем воровать, он не превысит 5-7%. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих, инициатива должна исходить от нас, и никто, кроме нас, оживить этот рынок не сможет. Ни Monotype, ни Linotype не будут против, если кто-то из профессиональных дизайнеров сделает кириллицу к их латинице. Загвоздка в деталях, то есть в условиях такой работы. Никто не готов за это платить вперед. В настоящее время появление легальных кириллических версий латинских шрифтов оправданно только в тех случаях, когда какая-то компания заказывает такую разработку. Причем заказывает ее фирме, которая имеет или может получить на то официальное разрешение от владельца оригинальной латинской версии, например от нашей компании. К слову сказать, за последнее время число таких заказов значительно выросло — спасибо ценам на нефть.

КА: Monotype не единожды покупала лицензии на шрифты ParaType. Это дает основания считать, что вас связывают реальные партнерские отношения. Что вы можете пожелать своим коллегам и партнерам в связи с произошедшим укрупнением бизнеса?

Э.Я.: Да, действительно, у нас давние партнерские и дружеские отношения с обеими фирмами, мы продаем их шрифты, они продают наши, мы делаем для них большой объем разных технических работ, они пытаются делать вид, что серьезно относятся к кириллице. Шрифтовой бизнес очень невелик, все хорошо знают друг друга, отношения зачастую больше напоминают семейные, нежели деловые, со всеми их плюсами и минусами. Более того, в основном люди, в этом деле участвующие, не относятся к нему как бизнесу, а просто любят свою работу и пытаются с переменным успехом использовать предмет своей любви в качестве источника средств к существованию. Хочется надеяться, что в результате всех перестроек и слияний число таких людей будет увеличиваться, а шрифтов хороших и разных станет больше.

КА: Хорошо известны случаи, когда ни ориентация на разного рода бумы, ни приглашение «суперменеджеров» не обеспечивали даже возврата инвестиций…

В.Ч.: Пока никаких «суперменеджеров» в структуру Monotype Imaging не приглашали и вроде бы не собираются приглашать. Лидером компании остается Роберт Гивенс (Robert M. Givence), имеющий 30­летний стаж профильного высокоуровневого менеджмента. Есть все основания полагать, что он пользуется полным доверием инвестиционного консорциума TA Associates, обеспечившего отделение Monotype Imaging от Agfa, а затем, по­видимому, — и покупку Linotype. Свидетельством этого доверия является и то, что Гивенс сосредоточил в своих руках всю полноту власти в Monotype, являясь одновременно и президентом, и исполнительным директором.

Следует отметить, что и в Linotype не произошло значительных кадровых перетрясок. Ушел из компании Бруно Штайнерт (Bruno Steinert), на его место назначен Франк Вилденберг (Frank Wildenberg), который все последние годы входил в высшее руководство Linotype, будучи директором по продажам и маркетингу (Sales & Sales Marketing Director).

КА: Как вы полагаете, не стоит ли за TA Associates компания Microsoft?

В.Ч.: Полной информацией о собственниках TA Associates я не располагаю. Можно лишь утверждать, что Microsoft и Monotype в течение многих лет связывают прочные деловые отношения. Еще в процессе разработки Windows 3 Monotype предоставила Рэдмонду системные гарнитуры Arial, Times NewRoman и Courier, избавив Билла Гейтса от необходимости идти на поклон к Adobe. Более того, тогда же Microsoft было оказано содействие в разработке не только экранной системы растеризации, но и драйверов многих выводных устройств. Вполне очевидно, что сотрудничество Microsoft и Monotype может успешно продолжаться и в области медийных средств и устройств, поскольку как текущие решения, так и перспективные планы этих компаний во многом дополняют друг друга. Именно поэтому поддержка Monotype со стороны Microsoft (пусть и неявная) вполне естественна, особенно если учесть феномен Adobe, которая после приобретения компании Macromedia стала одним из влиятельнейших игроков на складывающемся всемирном рынке медийных средств.

КА: Не окажет ли объединение негативное влияние на творческую составляющую работы Linotype? Известны примеры, когда в рамках проведения единой политики под одну гребенку причесываются целые творческие коллективы.

В.Ч.: Подобные негативные эффекты не характерны для Monotype. Например, не один год прошел после покупки фирмы ITC, тем не менее она до сих пор имеет довольно высокий уровень организационной самостоятельности, да и костяк коллектива сохранился. Коллективу сотрудников Linotype, вроде бы, тоже обещано сохранение status quo.

КА: Каковы, на ваш взгляд, основные позитивные итоги объединения Monotype и Linotype?

В.Ч.: Позитивно можно расценивать укрупнение финансовых и производственных ресурсов. Рассмотрим конкретный пример — предпринятый Linotype несколько лет назад выпуск шрифтовых наборов Take­Type. В некоторых из них содержатся интереснейшие и своеобразнейшие гарнитуры, которые могут при активной раскрутке стать настоящими шрифтовыми хитами. Укрупненная компания способна проводить более акцентированную и мощную рекламную политику, пополняя при необходимости наборы TakeType из шрифтовых запасников ITC. Возможный рост продаж при этом может, в свою очередь, стать катализатором разработки новых гарнитур. В итоге все, включая пользователей, окажутся в выигрыше.

КА: Способно ли укрупнение Monotype повлиять на внедрение формата OpenType? Ведь пока новый формат если не буксует, то, по крайней мере, внедряется без особой спешки.

В.Ч.: «Болезни роста», с которыми связан переход на новый формат, характерны в первую очередь для отечественной практики. Западные аналитики, признавая сам факт заминки на старте, с 2004 года вполне оптимистично оценивают реальную динамику внедрения OpenType как в Северной Америке, так и в наиболее развитых странах Европы.

К сожалению, подавляющее большинство выпущенных в продажу OpenType­библиотек не содержат полномасштабной поддержки расширенных типографических возможностей нового формата. Точнее сказать, это в основном сконвертированные в OpenType шрифты Post­Script и TrueType из старых библиотек. Хотя применение этих шрифтов на современном оборудовании способно ускорить вывод, но хотелось бы большего. Возросшая финансовая мощь Monotype может способствовать активизации выпуска шрифтов, в которых реализован полный комплекс возможностей OpenType. Не следует забывать и того, что поддержка нового формата сейчас повсеместно предусматривается в программных разработках, связанных с мобильными информационными системами, в том числе и потому, что OpenType­шрифты намного компактнее (см. КомпьюАрт № 2­3’2006). Пользователям разнообразных мобильных устройств применение OpenType позволяет выбирать то шрифтовое оформление, которое им по душе.

КА: В своих заявлениях руководство Monotype позиционирует объединенную компанию как поставщика всерегиональных решений. Как вы считаете, будет ли политика объединенной компании предусматривать расширение поддержки кириллицы в своих шрифтовых библиотеках?

В.Ч.: Я бы отнесся к этой перспективе достаточно сдержанно. Дело в том, что серьезная экономическая основа для работ по расширению поддержки кириллицы пока отсутствует. Безусловно, нелицензионное использование шрифтов и прямые факты шрифтового пиратства имеют место и на законопослушном Западе, однако масштабы этих явлений у нас и, скажем, в Северной Америке кардинально различаются. Поэтому рассчитывать на то, что «Запад нам поможет», видимо, не следует.

КомпьюАрт 11'2006

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства