КомпьюАрт

3 - 2009

Святая потребность творить

Екатерина Суслова

В работах молодого российского иллюстратора Алексея Курбатова удивительным образом сочетаются четкие силуэты и растекшиеся цветовые пятна. Его работы, напоминающие цветные сны, очень поэтичны и образны. Они узнаваемы — Курбатов верен своему стилю, хотя и не собирается останавливаться
в своем развитии. Алексей любезно согласился ответить на наши вопросы.

КомпьюАрт: Алексей, как вы решили стать дизайнером и иллюстратором?

Алексей Курбатов: Я всегда был впечатлительным ребенком: в шесть лет наткнулся на репродукцию страшной картины Босха в журнале «Огонек», потом увидел картины Дали, затем начал вырезать бумажные фигурки, брал в качестве декораций книжку с красивым разворотом и устраивал спектакли. В семь лет уже активно рисовал. Вскоре моя семья была вынуждена переехать из родного солнечного Самарканда в мрачную холодную Москву. Наверно, это и заставляло уходить в себя, воображать, фантазировать, а в результате — рисовать. Позже, в школе, у меня была возможность заниматься батиком, витражом, скульптурой, даже съемкой фильмов и монтажом. Потом — фотография, к которой я иногда возвращаюсь. Дизайном я занялся в 19 лет в области полиграфии (шелкография и офсет). Знаете, как, наверное, большинство людей, не сидел и не рассуждал, чем бы заняться. Просто так складываются обстоятельства, а потом понимаешь, что затягивает, и не хочется искать ничего другого.

КА: Где вы учились?

А.К.: Хорошо, что это второй вопрос, потому что сразу вынужден признаться: мое образование — это девять классов московской школы и четыре года учебы в математическом колледже. Так вышло, что вокруг меня всегда были творческие люди, художники. Я еще в детском манеже ползал, но уже был с мамой на работе: сначала во дворце пионеров, потом в оперном театре. В силу выбранной профессии встречаешь интересных людей, которые дают очень многое. Короче говоря, я всегда учился на работе. Наверно, настанет время, когда я об этом пожалею.

 

КА: Когда, где и как началась ваша карьера?

А.К.: Пять лет назад в московской типографии: я занимался предпечатной подготовкой, различными макетами. До сих пор мой самый страшный сон, что кто-то находит ошибку в готовом тираже, а мне даже нечего заложить, чтобы возместить ущерб! Сейчас понимаю, что мой союз с полиграфией надолго, но по возможности стараюсь устраняться от нее. С появлением персональных компьютеров в полиграфии оказалась целая армия непрофессионалов, да и я даже спустя пять лет многого еще не знаю.

 

КА: Сначала был дизайнерский опыт или иллюстрация?

А.К.: Сначала — дизайн. Эта область шире, в ней больше направлений, нюансов. Было время, когда я вечером готовил выставочный стенд и ходил вдоль стены с рулеткой, а на следующий день верстал каталог. Иллюстрация — это всегда ты один на один с темой, ты сам себе разрешаешь что-то или и не разрешаешь. Даже переговоры с заказчиком и утверждение работы происходят только потом.

КА: А что ближе лично вам — дизайн или иллюстрация, и почему?

А.К.: Дизайном можно заниматься, даже когда нет явного желания. Всегда есть объем, рутина — то, что необходимо выполнить. А вот работать над иллюстрацией, когда нет вдохновения, просто невозможно. Сейчас я очень дорожу тем, что у меня почти нет иллюстраций, требующих титанических усилий. Я могу переключаться с одного на другое, но, если честно, за дизайн платят больше.

 

КА: Не сложно ли совмещать эти профессии?

А.К.: Вовсе нет, если комфортно себя чувствуешь и там и там. Более того, эти два занятия дополняют друг друга, и те идеи, которые не пригодились в дизайне, могут найти применение в иллюстрации. Как ни странно, зачастую из таких «остатков» (набросков, шаблонов, готовых отрисовок) получаются самые лучшие работы.

 

КА: Насколько я знаю, вы также увлекаетесь фотографией. Для вас это хобби или что-то большее?

А.К.: Только хобби. Иногда появляются предложения поснимать, но я на это соглашаюсь очень редко. Думаю, у каждого человека должно оставаться то, что он делает не за деньги, а для души. Кроме того, есть множество хороших фотографов, снимающих гораздо лучше меня. Не могу сказать, что фотография — это дело всей моей жизни, но каких-то принципов я придерживаюсь. Скажем, не признаю цифровое фото нигде, кроме как в репортаже (знаю, это вечный повод закатить истерику в среде фотографов). Мне также всегда претила развитая Интернетом система «кланов». Всяческое околофотографическое общение больше похоже на войну миров — это отнимает силы, время и уж точно находится в стороне от творчества как такового.

КА: Вы работаете в рамках какой-то студии или являетесь фрилансером?

А.К.: Сейчас я работаю в прекрасном коммуникационном агентстве, которое предлагает комплексные бизнес-решения по разработке, выведению на рынок и продвижению торговых марок, брендированию сувенирной продукции и в целом осуществляет любые рекламно-маркетинговые мероприятия. Работа разная, интересная — никогда не застреваешь на одном направлении. Я очень редко беру сторонние заказы, только если они интересные, целиком творческие и уникальные.

 

КА: В чем удобство именно такого режима работы для вас?

А.К.: Мне нужны определенные условия для того, чтобы всегда быть в тонусе: пять рабочих дней и два выходных в неделю, рабочий день длится не больше 9 часов. Я люблю хорошо поесть, нормально поспать и честно поработать. Сейчас люди привыкли находить оправдание бешеному темпу жизни, но в условиях мегаполиса нормированный график — единственный способ не выбиться из сил и не нажить проблем со здоровьем. Иногда идеи приходят и ночью, но если они хороши, то вернуться к ним можно и утром. Для работы, как и множеству людей, мне нужны большой стол, достаточно света, мощная машина (Mac или PC, без разницы), сканер и принтер.

 

КА: Как вы пришли к своему стилю в иллюстрации?

А.К.: Не могу сказать ничего определенного. Наверное, потому, что мне только 23 года и вряд ли можно рассуждать о моем уже устоявшемся стиле. Даже за последний год он сильно изменился. Хочется пробовать разное, особенно когда видишь работы хороших художников: Питера Брейгеля, Обри Бердслея, Мориса Эшера, Стины Перссон, Юрия Норштейна — состав, может быть, неожиданный, каждый в свое время выражал себя по-своему. Могу сказать, что меня всегда вдохновляет английская книжная иллюстрация, завораживает современная западная журнальная графика, одно время я серьезно увлекался японским искусством эпохи Эдо — в какой-то мере всё это повлияло на мой нынешний стиль.

 

КА: Есть ли у вас любимое цветовое сочетание?

А.К.: Оно всегда должно отвечать задаче, которую я решаю. Я очень люблю бирюзу, лазурь, мягкое сочетание фиолетовых и оливковых тонов. Безусловно, палевый, беж, все оттенки нехимического розового. Я боюсь готовых сочетаний и каждый раз выхожу на них заново, даже если они повторяются в работах. Каждый цвет хорош, если это не фальшивка, если он заставляет переживать, а не остерегаться.

 

КА: А какой сюжет рисовать наиболее интересно?

А.К.: Безусловно, тот, что оставляет художнику поле для фантазии. Как ни странно, я с удовольствием иллюстрирую сказки, в которых фактическое действие всегда на первом плане, а прочие планы второстепенны или вовсе отсутствуют. Другое дело, скажем, с Набоковым, которого я очень люблю, но которого невозможно иллюстрировать — он делает это за тебя, выполняя работу как писателя, так и художника: описывая весь зрительный ряд, влезая в голову персонажа, да еще упоминая о погоде и цвете апельсина в руках Лужина. Самый интересный сюжет тот, в котором есть еще десять, — это достигается несколькими центрами композиции, диалогами цветов и графических элементов. Большая удача, если получается создать что-то подобное.

 

КА: У вас в Интернете есть сайт (http://www.kurbatov.net/) и блог (http://pan-limbert.livejournal.com). Они эффективно помогают в поиске клиентов?

А.К.: Блог pan-limbert.livejournal.com задумывался как обычный дневник, но постепенно перерос в архив графики, и чем больше там работ, тем чаще люди заходят их посмотреть. Тем не менее за все время существования блога клиентов с него пришло всего семь-восемь — очень мало. С сайтом www.kurbatov.net совсем другая история. Сначала его задачей было привлечение клиентов, а сейчас это устаревшая страница, которая давно не пополнялась, однако клиентов с этого ресурса больше. Дело в том, что я не занимаюсь раскруткой сайтов, да и вообще не участвую в конкурсах и сборных выставках. К тому же моя графика может просто не нравиться или вызывать сомнения — это нормально. Одну мою работу за день видят до 7 тыс. человек, и далеко не всегда после этого обращаются ко мне с предложениями.

 

КА: Как вы вообще находите клиентов?

А.К.: Пока я обхожусь без поиска. Если ты работаешь в команде, то есть люди, работой которых является поиск клиентов. Еще и поэтому, кстати, не люблю фриланс: ты сам себе художник, менеджер, бухгалтер, администратор да еще арендодатель (поскольку работаешь дома). Тем не менее в какой-то момент я понял, что за время работы у меня сформировалась клиентская база и при желании всегда можно позвонить конкретным людям и предложить свои услуги.

 

КА: А кто ваши клиенты?

А.К.: В области иллюстрации — конечно, издательства, дизайн-студии, частные заказчики. Сейчас я не работаю с журналами просто потому, что не согласен с общим уровнем журнальной графики. Низкая оплата труда делает его, мягко говоря, спорным. К тому же у нас часто неправильно строятся отношения между заказчиком и исполнителем. Дизайнер сначала должен потешить самолюбие клиента, а потом уж оформлять продукт. Это дикая модель отношений, которая в конечном счете приводит к непониманию и разрыву отношений.

Кроме того, я всегда рад иметь дело с воспитанным человеком. Для меня по-прежнему важны пунктуальность, внимание и чувство такта, культура деловой переписки, речи. Я не выношу, когда обращения «ты» и «вы» чередуются по настроению, а электронные письма подписываются не «С уважением, Иван Петров», а «качай фотки на mail.ru!».

 

КА: Для каких печатных изданий вам доводилось делать иллюстрации?

А.К.: Ваш журнал первый, в котором публикуются мои работы. Это не весело и не грустно, просто пока я имею возможность выбирать, для чего или для кого я буду рисовать, не привязываясь к конкретному изданию.

КА: Иллюстрировали ли вы художественную литературу? Если да, расскажите, пожалуйста, об этом.

А.К.: «Машкины сказки» Марии Стоппард, «Ветер в ивах» Кеннета Грэма, «Старик и море» Эрнста Хемингуэя, «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи, «Курочка-ряба»… всего сразу и не вспомнишь. К сожалению, не все книжки вышли в свет, не все мне удалось увидеть. Мечтаю проиллюстрировать «Улисса» Джеймса Джойса, но понимаю, что это работа в стол. Сложнее всего при создании серии иллюстраций не поддаться сиюминутному настроению. Работа над серией иллюстраций может занять до полугода, а книга должна прочитываться на одном дыхании, иногда за вечер — это обязывает выполнять иллюстрации в едином стиле, чтобы они не выпадали из общего ряда.

 

КА: Если я не ошибаюсь, вы работаете с театрами. Расскажите об этой стороне вашего творчества.

А.К.: Я сотрудничал с Московским драматическим театром «Сопричастность», занимался оформлением всей его презентационной продукции — от афиш до программок. После этого судьба меня с театрами как-то не сводила, и не могу сказать, что меня это очень расстраивает. Все-таки в каждой профессии образуется свой заряд, атмосфера. Театральная среда меня чаще угнетает. Я вижу человека на сцене и после сцены и сначала не могу соотнести эти два образа, а позже, что самое страшное, поверить тому, кто говорит со сцены. То же с книжками — если я не верю писателю, то и рисовать не смогу. Театр — это особый мир, перед которым я не могу испытывать благоговения: слишком часто талант в нем соседствует с бесовщиной.

 

КА: Расскажите о самом интересном проекте, над которым вам пришлось работать.

А.К.: Полгода назад я разрабатывал серию обложек к довольно скучной литературе для питерской мастерской Евгения Смирнова. Сюжеты иллюстраций, однако, были забавны и больше подходили для масштабных фресок. Помню иллюстрацию, на которой нужно было изобразить развитие и закат корпораций при условии, что людей должно быть очень много. Клиент просил добавлять их еще и еще, пока на формате А4 не поместилось 567 фигурок, а после предложил каждой фигурке придать индивидуальные черты и характер!

Еще одна забавная история была с продвижением марки нижнего белья. Я рисовал обнаженную натуру для билбордов. И вот уже всё закончено, на улице сияет новая реклама, продажи подскочили, а мне звонит управляющий салонами и предлагает расплатиться итальянскими корсетами. Такой вот в России средний бизнес — самое смешное оказывается и самым интересным.

 

КА: Есть ли на данный момент в вашем портфолио такая работа, о которой вы могли бы сказать, что гордитесь ею больше других?

А.К.: Ко всем своим работам я отношусь довольно спокойно. Конечно, я всегда увлечен процессом, но результат плох тем, что его не изменить. Мне всегда хочется сделать свою работу еще лучше, когда уже поздно. И потом я вижу других художников — по-хорошему им завидую и надеюсь, что у меня всёеще впереди.

 

КА: Над чем вы работаете сейчас?

А.К.: Ближе к весне выйдет изящное подарочное издание (пока не имею права назвать его), также намечается интересный проект с DJ Paris и компанией Mobiado, сотрудничество с издательством Verte. Не хочется перечислять, чтобы не спугнуть удачу.

 

КА: Есть ли какой-то проект, над которым вы хотели бы поработать?

А.К.: Возвращаясь к мечтам — иллюстрации к «Улиссу». Думаю, что чем толще книга, тем больше в ней должно быть иллюстраций. Сейчас готовы только четыре вставки, и я не спешу их показывать. Кроме того, давно вынашиваю идею собрать и издать работы моих друзей и знакомых: графику, живопись, фотографии, прозу. Понимаю, что продюсерами становятся с возрастом. Но очень хочется донести до людей те работы, которые не встретишь в Сети. В своем блоге я иногда делюсь такими находками.

 

КА: Каким вы вообще видите свое будущее в профессии?

А.К.: Прежде всего надеюсь не оказаться на конвейере и не клепать изо дня в день узнаваемые работы. Для этого нужно заниматься разными вещами, а не только иллюстрировать. Конечно, хочется найти свое место, развить свой дар, при этом есть опасность забронзоветь и стать снобом. К сожалению, подобных примеров достаточно у меня перед глазами, но в любом случае до той поры будет шанс многое попробовать. Например, прекрасная художница Вера Колганова открыла для себя валяние шерсти — так это вообще что-то необыкновенное!

 

КА: Есть кто-то, ощутимо повлиявший на ваше творчество? Художники, актеры, режиссеры, а может быть, кто-то еще?

А.К.: Я уже говорил о Бердслее, Эшере, Перссон. Могу назвать еще десять художников, которые меня вдохновляют: Питер Брейгель, Густав Климт, Лев Бакст, Альфонс Муха, Микалоюс Чюрлёнис, Рид Данзигер, Ян Францис, Сергей Параджанов, Николай Игнатов, величайший детский художник Вадим Гусев, с которым мне посчастливилось общаться. Не могу не вспомнить и своего наставника Валентина Синицина, ушедшего из жизни в прошлом году… Их творчество дало мне очень много, если не большую часть того, что заставляет меня рисовать и сегодня.

 

КА: Что вас вообще вдохновляет?

А.К.: Чаще вдохновляет исходный материал, а не продукт искусства (если так можно выразиться): погода, время года и суток, запах, зрительный ряд, моя муза Оля Ромоданова, пейзаж, воспоминания, которые, кстати, со временем обрастают перламутром, как соринка в устрице. Вот такие наслоения ощущений и создают в результате картину.

 

КА: Расскажите о процессе создания вами иллюстраций. Делаете ли вы наброски или же сразу начинаете работу в графических пакетах?

А.К.: Наброски обязательны. По ходу работы они могут меняться до неузнаваемости, иногда полностью менять свой смысл, если мне понравится какая-то деталь. Знаете, что Суриков сначала просто увидел мужика в белой рубахе с огарком свечи в руке, а сюжет «Утра стрелецкой казни» уже подогнал под этот образ? Это частый для художника случай. Так у меня было с дамским чулком в иллюстрации к «Голубчику» Эмиля Ажара, который сразу задал все остальное.

После наброска я делаю на бумаге все то, что невозможно повторить в графических пакетах: потекшая тушь, акварель и даже перо не всегда под силу Photoshop. А после начинается долгая, кропотливая работа по доведению рисунка до того состояния, когда компьютерная обработка почти незаметна.

 

КА: Что бы вы могли пожелать начинающим иллюстраторам?

А.К.: Главное, конечно, — не потерять себя в модных течениях. Рисуйте свое! Пока есть возможность, отдавайтесь делу целиком и помните, что творчество — это святая потребность, которую нельзя откладывать на потом.

КомпьюАрт 3'2009

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства