КомпьюАрт

8 - 2009

Разговор об иллюстрации по гамбургскому счету

Екатерина Суслова

Артем Костюкевич — человек мира. Он родился в Омске, живет в Гамбурге, учился в России и Германии, а его работы объездили весь мир. Книги с иллюстрациями Артема издавались во многих странах. В чем особенности российской и западной школ иллюстрации? Каковы различия в работе иллюстратора в России и Германии? На эти и многие другие вопросы Артем Костюкевич ответил специально для наших читателей.

КомпьюАрт: Расскажите, пожалуйста, немного о себе: где вы родились, учились, работали.

Артем Костюкевич: Родился в городе Омске, там прошло мое детство. Учился и работал в Санкт-Петербурге и Гамбурге. Все три города для меня близкие и родные, я подолгу жил в них.

КА: С чего началось ваше увлечение рисованием?

А.К.: Это из семьи: родители у меня архитекторы по профессии, так что с детства меня окружали книги и альбомы по искусству. Друзья и знакомые родителей тоже были художники и архитекторы. Я сам всегда что-нибудь рисовал, это было естественно.

КА: Я знаю, что у вас есть специальное образование, и не одно. Расскажите об этом подробнее.

А.К.: Я окончил Ленинградское художественное училище им. Серова (сейчас им. Рериха), учился в педагогическом университете им. Герцена в Санкт-Петербурге. Окончил художественный институт в Гамбурге — Hamburg University of Applied Sciences, Department Design. Основным направлением у меня была детская книжная иллюстрация.

КА: Почему вы выбрали именно детскую книжную иллюстрацию во время обучения в Гамбурге?

А.К.: Сегодня в детской иллюстрации можно творчески выразить себя. В Европе выпускается много очень интересных детских книг, порой совершенно неожиданных. Это даже не книжки, а маленькие каталоги современной графики, которые часто покупают не для детей, а для себя. Хотя это в основном некоммерческие издания, тут всё держится на энтузиазме иллюстратора и издателя. Довольно часто иллюстраторы не только рисуют картинки, но и сами придумывают истории для своих книжек, то есть детская книжка может стать серьезным творческим актом.

КА: Какую детскую книгу вам хотелось бы проиллюстрировать в будущем?

А.К.: Уже обдумываю некоторые проекты. Не хочется произносить вслух, а то бывает, что расскажу и сразу теряю интерес к будущей работе. Я считаю большим преимуществом в моей профессии то, что я всегда могу совершенно свободно выбрать историю и оформить ее. Будет ли книжка напечатана потом  — это уже другой вопрос.

КА: Есть ли уже сбывшаяся творческая мечта в детской книжной иллюстрации?

А.К.: Да, кое-что уже сбылось. Главная мечта была — подержать в руках свою первую книгу. Когда это уже позади, иллюстрирование становится работой, надо трудиться дальше.
КА: Как вы думаете, почему одна из самых популярных тем в иллюстрации — «Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла?

А.К.: Это ведь самая замечательная история для иллюстратора, где он может в полную силу показать свой творческий потенциал. Это фантастическая и одновременно очень детская история, наверное, каждый иллюстратор хотел бы нарисовать свою Алису. Лично мне больше всех нравятся иллюстрации к «Алисе…» Геннадия Владимировича Калиновского и иллюстратора из Словакии Душана Каллая.

КА: Вернемся к образованию. Чем, на ваш взгляд, западное образование отличается от российского?

А.К.: Я, конечно, могу говорить только о тех учебных заведениях, которые посещал. Вообще, мне кажется, неправильно делить всё образование на российское и западное. Есть конкретные институты. Также Запад — это множество стран, которые имеют очень разную культуру, и образование там тоже разное. Школа выбирает определенную политику, стратегию обучения. Скажем, в гамбургской школе, где я учился, делался упор на развитие творческого потенциала. А в другой школе — на техническую под готовку. Порой можно услышать от профессора, рассматривающего работы студента: «Вы где раньше учились, в Берлине? Да, в Берлине это считается хорошо, но не у нас...» А вообще можно сказать, что в Гамбурге не учили, а скорее давали возможность научиться. Студент должен сам выбрать себе предметы, которые он хочет изучать. Обязательная программа обучения минимальна, то есть предоставляется полная свобода. Первые два года студенту дается возможность попробовать себя, творчески определиться. Экзаменов и сессий в этот период студенты художественных вузов не сдают. И, как правило, после двух лет обучения студент делает выбор и оставляет себе один или два предмета, которыми занимается основательно. К окончанию института он успевает сделать несколько серьезных проектов. В России система обучения общая для всех, каждый семестр — зачеты, экзамены, многочасовое штудирование натуры, множество теоретических предметов. Студент все время загружен, находится под прессингом, ему то и дело грозят отчислением за не сданные вовремя зачеты. Однако это способствует получению широкого гуманитарного образования.


В Германии же готовят узких специалистов. Возможность выбора обеспечивает различное образование, то есть из одного вуза выходят самые различные специалисты. Они занимались у разных профессоров и посещали разные предметы. Кроме того, меняются сами курсы, вводятся опытные, которые больше никогда не повторяются, и т.п. Студенты младших и старших курсов обучаются совместно, учатся друг у друга.

КА: Как вы считаете, обязательно ли специальное образование для иллюстратора?

А.К.: Желательно, думаю. Хотя многие известные иллюстраторы не имеют никакого образования и прекрасно работают. В художественных институтах изучается станковая и книжная графика, а она все-таки опирается (и должна опираться) на традицию. А современная журнальная графика требует новых, острых форм выражения, она должна быть актуальна по форме, поскольку журнал — это не книга, это именно актуальное на момент выпуска печатное издание. И такие формы часто приходят не из традиционной художественной среды, а от самобытных, «неиспорченных» образованием художников.

КА: Что оно дало лично вам?

А.К.: Раньше я не занимался иллюстрацией, работал как художник, писал с натуры пейзажи и портреты. В Германии для меня это постепенно стало неактуальным. Здесь очень трудно реализоваться художнику-реалисту. Как ни странно, нет ни одной галереи, которая занимается таким направлением. Есть художники-любители, которые рисуют собачек и кораблики и выставляют свои работы в больницах, отделениях банков и библиотеках. То есть реалисты находятся вне официальной системы. А в иллюстрации реалисты как раз востребованы, хоть я сам в реалистической манере больше не работаю. Чтобы преодолеть внутренний застой, пошел опять учиться. Иллюстратором стал, как говорится, согласно образованию. Первый же проект оказался удачным, я вдохновился и стал заниматься этим вплотную.

КА: Как бы вы описали тот стиль, в котором работаете, и как вы пришли к нему?

А.К.: Стиль простой — я делаю максимально примитивный стилизованный рисунок, а потом пишу красками, используя навыки, полученные во время учебы в Санкт-Петербурге. Рисунок был сначала более-менее реалистичным, но потом я стал экспериментировать с формой, предельно упрощая ее, увлекся сам, и моим друзьям-иллюстраторам это тоже понравилось.

КА: Какие графические пакеты вы используете в работе?

А.К.: Photoshop. До него много работаю руками. Кстати, на Западе многие иллюстраторы предпочитают традиционные техники — краски и карандаши. Но это индивидуальный выбор. Нельзя сказать, что лучше — компьютерная графика или традиционные техники. У кого что лучше получается. Ведь в обоих случаях создается пиксельная картинка, а как она сделана — это уже второй вопрос. При верстке и работе со шрифтом использую InDesign.

КА: Вы сейчас живете в России или в Германии?

А.К.: Я живу и работаю в Гамбурге.

КА: Есть ли среди ваших заказчиков российские компании? Не трудно ли это — координировать работу из другой страны?

А.К.: С российскими заказчиками работаю постоянно, что вполне естественно, так как я сам из России. Координировать работу не труднее, чем из соседнего дома, сообщения по Интернету сразу доходят. Вообще, Интернет значительно расширяет потенциальные возможности сотрудничества по всему миру. Правда, многие клиенты предпочитают работать с иллюстраторами, которых они уже знают или их им рекомендовали.

КА: Чем отличаются заказчики из России от зарубежных?

А.К.: Российские заказчики мобильнее — сразу договорились, сразу сделали. «До послезавтра успеете? Ждем».
С западными надо вступать в длительную переписку, желательно личное общение, заказ делают заранее. Боятся прогадать, обсуждают твою работу еще с кем-то. Западный заказчик, несмотря на развитый, как правило, вкус и имеющееся личное мнение, тем не менее, ему не доверяет и советуется по поводу проекта со всеми подряд.

КА: Каковы вообще особенности работы на Западе?

А.К.: Главное — это жесточайшая конкуренция в сфере иллюстрации. Иллюстрация на Западе прекрасно развита, и требования к ней очень высоки. Для примера: объявило одно издательство конкурс: кто лучше сделает иллюстрации к конкретному литературному тексту, того напечатают. Пришло
300 проектов. Шансы быть напечатанным один к тремстам. Чтобы попасть в издательство, надо иметь ярко выраженную индивидуальную манеру, причем в духе современных веяний. Кроме того, напечатанная книга должна хорошо продаваться, иначе дальнейшего сотрудничества не последует. Предлагать надо уже готовые проекты. А для этого их надо сделать. И не как-нибудь для заработка, а так, чтобы у других такого не было, только у тебя. И неизвестно, купят этот проект или нет. И многие даже очень хорошие иллюстраторы не могут найти себе применение. Иллюстраторы, чтобы обратить на себя внимание, участвуют в конкурсах, организуют выставки. На выставки приглашаются издатели, редакторы и арт-директора журналов. Иногда что-нибудь из этого всего склеивается. Связи эти создаются и укрепляются годами. В общем, если ты выбираешь эту профессию, надо подумать, готов ли ты мириться со всеми ее издержками.

КА: Насколько я знаю, вы участвовали в большом количестве выставок. Расскажите об этом опыте.

А.К.: Я стараюсь участвовать в международных выставках, таких как Bologna Annual в Италии, Ilustrarte в Португалии, Figures Futur во Франции. Работы, прошедшие конкурсный отбор, совершают турне по разным странам. Там их замечают организаторы выставок, владельцы художественных галерей, сотрудники музеев. Предлагают поучаствовать в отдельной выставке. Бывает, что понравилась книжка, связываются, предлагают организовать выставку.

КА: Если сравнивать тенденции в графическом дизайне и иллюстрации в России и Германии, какие особенности вы бы выделили?

А.К.: Думаю, что тенденции в графическом дизайне и журнальной иллюстрации примерно одни и те же; может, только исполнение отличается. Тут всё понятно — должно быть современно, остро, свежо. Как это должно выглядеть, все знают — сейчас существенно расширился обмен информацией. Потом дизайн во многом зависит от национальных культурных традиций. Для немцев характерны тяжелые, мрачные мотивы, они любят использовать тему смерти даже в детских книжках. У них к ней своеобразное, не трагическое, а философское отношение. Чувство графического пятна у них часто врожденное. Да и то, что латиница отличается от кириллицы, часто определяет характер дизайна. Хотя, например, графический лист на французском тоже сильно отличается от листа на немецком. Русское изобразительное искусство всегда характеризовалось профессионализмом, «душевностью», тягой к некому духовному идеалу красоты, человечностью. Оно часто заимствовало внешние формы и приемы западного искусства, оставаясь национальным по духу и идее. Русское искусство часто критиковалось на Западе, его пытались выставить вторичным и маловыразительным. Но со временем его уникальный характер все же был признан в полной мере.
А детской иллюстрацией, на мой взгляд, в России занимаются мало. По сравнению с прекрасными образцами советской книжной графики она проигрывает.
Я думаю, что это связано с особенностями рынка. Очень много «китча», пестрых и наспех слепленных книг для детей. Хотя, конечно, выпускаются и хорошие книги с традиционным оформлением, которые заставляют вспомнить замечательные образцы русской книжной графики ХХ века. В Европе, наряду с коммерческими изданиями, все же выпускается много интересных, современно оформленных детских книжек. Хотя тут нужно выделить не Германию, а скорее Францию и Италию.

КА: Есть ли у вас кумиры в профессии?

А.К.: Я люблю русское и французское искусство ХХ века. Мне нравится советское искусство — как официальное, так и неофициальное, мирискуссники, Серов, Левитан, Коровин.

КА: Вы работаете в рамках студии или свободный художник?

А.К.: Я свободный художник. Конечно, у меня есть постоянные заказчики. Например, Студия Лебедева, некоторые издательства. В остальном всё зависит от случая. Почти все иллюстраторы работают самостоятельно, поскольку очень редко, когда одна студия может полностью обеспечить заказами, если, конечно, это не студия анимационных фильмов.

КА: Расскажите, как вы находите клиентов.

А.К.: Многие клиенты находят меня сами. Участвую в выставках, делаю самостоятельные проекты, то есть не всегда обращаюсь к потенциальному заказчику напрямую.

КА: А кто они — ваши клиенты?

А.К.: Например, делаю иллюстрации для «Форбс». Рисовал картинки для издательского дома «Абак Пресс», «Афиша», для журнала «Штат». Делал проекты для IQ Marketing, Disney Publishing Worldwide, «Синема Парк», оформлял гамбургский русско-немецкий журнал «Слово». Сотрудничаю с издательствами Bajazzo и Oc й an й й ditions. Хотя иногда ко мне обращаются и коммерческие фирмы.

КА: Над чем вы работаете сейчас?

А.К.: Начал совместный проект с одним хорошим иллюстратором из Ирана. Мы хотим сделать совместную книжку.

КА: Есть ли какой-то проект, который вы мечтаете выполнить в будущем?

А.К.: У меня много планов: задумал несколько книжных проектов. Было бы время!

КА: Какими из своих работ вы особенно гордитесь?

А.К.: Обычно я доволен только недавно законченными работами. Раньше я гордился одной из своих книжек. Она называется «Тени», вышла в швейцарском издательстве «Баяццо». Книжка получила много хороших рецензий, была переиздана в Китае, Дании, Колумбии. Сейчас я сделал много новых работ, которые готовятся к публикации. Может, тоже буду ими гордиться.

КА: Расскажите о проекте, ставшем для вас особенно интересным.

А.К.: Для меня все мои проекты были интересны, каждый дал мне что-то новое. Например, когда я работал над книжкой «Тени», мне пришлось сделать целое исследование на тему теней в изобразительном искусстве.

КА: Есть ли у вас любимое цветовое сочетание?

А.К.: Я использую скорее не конкретные цвета, а сочетание теплых и холодных цветов. Например, теплый цвет для фона у меня охра, а холодный — серо-голубой. Предметы делаю обычно более насыщенными по цвету. В картинке люблю нарисовать одно яркое пятно, почти спектрального цвета. Но это так, схема, в действительности всё сложнее, иногда ищу нужный цвет очень долго, по нескольку раз переделывая работу.

КА: Какие сюжеты вам нравится иллюстрировать больше всего?

А.К.: Я люблю рисовать фантастические и необычные сюжеты. А еще мне нравится иронизировать.

КА: Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам и иллюстраторам?

А.К.: Кому-то посоветовал бы учиться. А кому-то, может, надо просто работать, реализовывать себя в профессии, если есть такая возможность. Рекомендую прислушиваться к советам коллег, преподавателей. Надо учиться конструктивно воспринимать критику — это необходимо для профессионального роста.

КА: Какие у вас планы на будущее?

А.К.: Уверен, что самые интересные проекты впереди.

КомпьюАрт 8'2009

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства