КомпьюАрт

2 - 2010

Неформатный иллюстратор

Екатерина Суслова

Когда мы предложили Владимиру Казаку дать нам интервью, он очень удивился: «Вы уверены? Я ведь, мягко говоря, неформатный иллюстратор».
В чем заключается неформатность этого талантливого и самокритичного иллюстратора, он рассказал нам в ходе беседы.

КомпьюАрт: Расскажите немного о себе. Где родились, живете, учились?

Владимир Казак: Я родился в небольшом родильном доме, который располагался посреди хлопчато-бумажного комбината. То есть со всех сторон его окружали цеха, где сотни безропотных женщин делали из хлопка пряжу, а затем ткали из нее бесконечное полотно. Сейчас я живу в 550 км от Санкт-Петербурга в Твери. Родители попали сюда случайно, так что я тверяк в первом поколении. На самом же деле жизнь давно протекает не в городе, а в интернете. Очень давно в Твери же я закончил художественное училище. Там были традиционные дисциплины — рисунок и живопись, но не было композиции. Больше меня учили писать ширококонечным пером, фильтровать гуашь для заправки рейсфедера, потому что на выходе предполагалось, что я буду оформлять афиши в сельском клубе. Отсутствие знаний о композиции — моя боль до сих пор.

КА: Как вы стали иллюстратором?

В.К.: Еще в училище я стал подрабатывать, чтобы купить краски и холст. Моя учеба как раз пришлась на период шоковой терапии. Нашел издательство, для которого стал рисовать открытки и детские книги. За открытки мне не стыдно, а вот за книжки — да, очень. Хорошо, что тиражи были небольшие и детей пострадало немного. Порисовал года два, понял, что это не приносит необходимых карманных денег и подался в дизайнеры. Спустя десять лет снова решил рисовать, уже с помощью компьютера. Это было в 2007-м. Но я достаточно трезво оцениваю свои возможности и не могу сказать, что стал иллюстратором. Я до сих пор пытаюсь им стать.

КА: Где вы начинали карьеру?

В.К.: Как я уже говорил, в одном из издательств, которых в ту пору было очень много. Затем я устроился работать в другое издательство, где мне помогли освоить пакеты верстки, и я стал работать с книгами. Иногда рисовал картинки в текст.

КА: Помните свою самую первую коммерческую работу?

В.К.: Сказка для детей «Иоринда и Йорингель». Хотя нет, вру! Гигантская вывеска сервисного центра «Москвич». Вот это была первая. Тогда я чуть не погиб от запаха нитрокраски. (Смеется.)

КА: Расскажите об основных вехах вашей карьеры.

В.К.: Основные вехи — это, конечно, круто звучит в приложении к «вашей карьере». Пожалуй, веха была только одна — освоение компьютера как инструмента для рисования. В свое время для ретуши большого количества фруктов был куплен планшет. И первые рисунки были сделаны походя, исключительно из интереса «что за зверь такой?». С планшетом шла программа Corel Painter Essentials — с нее и началось цифровое рисование. Надо сказать, что в то время у меня было стойкое убеждение, что диджитальное рисование полное «фуфло» или стремится к этому. По мере знакомства с данной областью я открыл несколько десятков мощных артистов, и мое мнение изменилось. Тем не менее я считаю, что работы, созданные в материале, стоят ступенью выше.

КА: Вы работаете в рамках какой­то студии или предпочитаете фриланс?

В.К.: Я сменил несколько студий, был даже арт­директором. Но если дизайн может быть коллективным трудом, то иллюстрацией удобнее заниматься в одиночестве. Поэтому сейчас — фриланс.

КА: Вы ведь занимаетесь не только иллюстрацией, у вас есть опыт и дизайнерской работы? Расскажите об этой стороне вашей деятельности.

В.К.: Да, действительно, я очень долго занимался дизайном. Может быть, потому что рынка иллюстраторов в России тогда не было? Начал я вообще с верстки — верстал учебную литературу в Aldus PageMaker. Сидел за 14-дюймовым «самсунгом», глаза после которого были, как у вампира, и портил нервы коллегам, так как крайне медленно усваивал принципы типографики. Зато теперь я стервенею от всяких мелких недостатков в верстке, каких­нибудь отточий, висяков, дефисов вместо тире и пр., чего нормальный человек, конечно же, не видит. В дальнейшем приходилось делать всё подряд, но в основном предпочитал обложки книг и этикетку. Были забавные случаи. Так, один горячий бизнесмен столь настойчиво умолял меня подготовить для офсета дизайн пачки «Марлборо», что даже пришлось сменить номер телефона.

КА: Сложно совмещать иллюстрацию и дизайн?

В.К.: В этом месте у меня есть пунктик — я не могу работать с собственными иллюстрациями. Иногда нет другого выхода, но, как правило, выходит дрянь. Тут, видимо, концентрация плохого дизайна и ужасной иллюстрации. А если говорить о разных проектах, то никаких проблем. Например, недавно я делал серию этикеток для ликеров без отрыва от иллюстрирования журнала.

КА: Что вам самому ближе?

В.К.: Ближе всего то, где больше свободы для работы. И еще очень важно, чтобы заказчик был умный. Я же не застрахован от глупостей, особенно если работаешь с незнакомой темой. После первого комментария всё сразу становится ясно: дальше будет интересно или, наоборот, заказчик непроходимо туп и надо с ним расставаться. В дизайне свободы меньше, а в провинции, где я живу, ее еще меньше. Вот стандартная ситуация. Разрабатываю линейку крепкого алкоголя. Реакция положительная, но окончательное решение не принимается. Проект тормозится, директор выехал в Голландию. Приезжает, окрыленно показывает привезенные образцы. Вертит перед носом: «Вот, вот, что нам надо!» Ну о’кей, я беру за образец то, что он привез, попутно вспоминая немецкую поговорку, что нет красивее женщины на свете, чем жена соседа, и представляю ему дизайн, который «напоминает». «Нет, не то, не то, — говорит он. — Пусть форма будет точно такая же!» Вопрос «зачем?» не задается, ибо предоплата уже проедена. В голове у меня только вопрос, как пристроить уже в общих чертах готовую этикетку к этой форме, а также печальные мысли о том, что очередная работа не попадет в портфолио. Едем дальше. Директор возвращается из Германии, с завода, где делают бутылки, и заявляет: нужно делать немного по-другому. А дело в том, что на этом же заводе делаются те самые бутылки для голландцев! И немцы, разумеется, посылают русского бизнесмена лесом. Еще немного мучений, и остаток денег получен, продукт на полках маркетов — в портфолио пусто, в душе осадок.

В иллюстрации всё не так. Если на этапе эскиза всё срослось, то дальше рисуешь в свое удовольствие, без угрызений совести.

КА: Вы говорите, что вы иллюстратор неформатный. В чем выражается ваша «неформатность»?

В.К.: Возможно, я неправильно использую этот термин. Но даже я могу выделить ребят, которые рисуют только фэнтези, или только для девочек, или только заумные коллажи. Соответственно они прозрачны для арт­директоров, можно выбирать, как в магазине, — вот это с перчиком, это сладенькое, это для неформалов. А я рисую всё подряд, мне всё интересно. Это достаточно неразумно, так как со стороны может показаться, что у меня нет лица, и от этого страдает моя коммерческая ценность.

Я стараюсь не завидовать коллегам, которые нашли свой стиль, или, как еще говорят, лицо. И я считаю, что это большой подарок судьбы — рисовать так, что стиль твоих работ идет из самого нутра, это очень цепляет. Такой мощный поток люди чувствуют. А тем, у кого этого нет, что, становиться двадцать пятой Гривиной? Резать себе вены? Я решил расслабиться и получать удовольствие: хочется рисовать гномов — рисую гномов, захотелось летающие тарелки — рисуем их. А если вдруг из меня попрет рисовать красные сопливые носы — именно попрет, а не потому, что этим можно будет заработать на хлеб, — я буду рисовать эти носы!

КА: Для каких журналов вам доводилось делать иллюстрации?

В.К.: «Русская жизнь», «Медведь», какой­то мексиканский журнал фантастики, местный журнал «Практика».

КА: Кто ваши клиенты, кроме журналов?

В.К.: Агентства иллюстраторов, например, я внештатный иллюстратор в Студии Лебедева. А также издательства «Контакт-Культура», «Март трейдинг», «Колонна пабликейшенз».

КА: Как вы находите заказчиков?

В.К.: Никак. Мне пишут на почту — я отвечаю. Надо сказать, что я не то чтобы ленив, но мне очень сложно сделать пару картинок за ночь, как обычно любят работать москвичи, поэтому я часто отказываюсь от работы.

КА: В вашем портфолио есть раздел «Книги». Расскажите о вашем опыте книжной иллюстрации.

В.К.: Есть две книги, которые я нарисовал полностью, но в основном я разрабатывал обложки и оформление серий. Их нет на моем сайте (http://kazakdesign.com/), потому что они довольно специфичны. Объективно я очень средний бук­дизайнер, но мне доставляет огромное удовольствие придумывать дизайн книги и верстать ее. Это успокаивает.

КА: Есть ли такая книга, которую вы мечтали бы иллюстрировать?

В.К.: Нет, наверное, такой книги нет. Гипотетически, если бы мне заказали, можно было бы взяться за «Хазарский словарь», или «Жизнь насекомых», или, вот еще вспоминаю, «Иосиф и его братья». Когда я читал эти вещи, рождались какие­то интересные ходы, сейчас уже не помню какие — помню факт.

КА: С кем из заказчиков вам работать комфортнее всего?

В.К.: Не могу сказать, ибо все они прекрасны! Остальных (тех, что не прекрасны) я давно уже отвадил.

КА: Были ли такие заказы, от которых пришлось отказаться по каким­то причинам? Расскажите об этом.

В.К.: Да, были. А у кого их не было?! Например, в брифе пишут: нужен искрометный сюжет, шутки, смех, чтоб сковородки летели. Ну, это я люблю. Рисую от души эскиз. Получаю комментарий заказчика: ах, здорово, но совсем не то — нужно безо всякого насилия, чтобы все улыбались, никаких там хлопушек под нос, людям нужно показать, что мы все такие в пудре, с добрыми глазами. Причина отказа: стало неинтересно. Или как с той пачкой «Марлборо».

КА: Есть ли у вас любимый сюжет?

В.К.: Мне нравится миксовать несовместимые вещи, играть со смыслами, даже в коммерческих вещах я стараюсь выстроить необычную ситуацию. Главное, чтобы картинка получилась, как слоеный пирог.

КА: Как происходит создание иллюстрации?

В.К.: Сперва мне приходит бриф, и я дня полтора в перерывах между веселым трепом по аське и поглощением пряников с молоком думаю о сюжете. Потом эскиз, утверждение, пара дней напряженной штриховки — и вуаля!

КА: Какие графические пакеты используете в работе?

В.К.: Скетч я делаю карандашом, потому что так проще. Если рисовать сразу на экране, можно здорово наврать в пропорциях. Потом я использую Painter и цветоделю в Photoshop. Верстаю я в QuarkXPress, а этикетки делаю в Illustrator 8.0.

КА: Есть ли у вас любимое цветовое сочетание?

В.К.: Есть, как ни странно, — красная охра с лазурью. Знаете, солнце заходит за залив, освещает дюны и стволы сосен.

КА: Над чем вы работаете сейчас?

В.К.: Над серией открыток. Уже месяц хожу, думаю, рисую в блокнот. Идею придумал быстро, но с исполнением застопорилось. Уже начинаю бояться, что заказчик плюнет на этот проект. Это самое важное. Еще делаю книгу, посвященную разрушенным церквям, и рисую что­то мелкое.

КА: Есть ли какой­то проект, над которым вы хотели бы поработать в будущем?

В.К.: Наверняка он есть, просто я об этом не догадываюсь.

КА: Есть ли у вас кумиры в профессии?

В.К.: В первую очередь я большой фанат Евгения Шмидта, из зарубежных иллюстраторов мне нравятся Shaun Tan, Lisbeth Zwerger, Rebecca Dautremer, Erich Sokol, Syd Mead. Также большое удовольствие мне доставляют работы Дениса Зильбера и Меламеда.

На самом деле людей, которые вызывают у меня желание рисовать и дальше, гораздо больше — просто список получится очень длинный.

КА: Расскажите о своих творческих планах.

В.К.: Я мечтаю нарисовать и написать книгу. Знаете, нечто среднее между артбуком и романом. Что-то абсолютно неформатное. Разумеется, это просто бред, но с ним мне легче жить. 

КомпьюАрт 2'2010

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства