КомпьюАрт

7 - 2011

Одновременно с Гоголем

Алексей Венгеров, Алексей Венгеров, профессор, докт. техн. наук

Только и остается после школьных уроков литературы в сундуках мозга, что сначала Н.В. Гоголь, а потом М.Е. Салтыков-Щедрин высмеивали пороки царской России. Наверное, песок столетий покрыл толстым слоем произведения других авторов, которыми зачитывалось и над которыми смеялось, если это не запрещали, российское общество. Давайте рассмотрим два любопытных антикварных издания…

«Живописная, драматическая и карикатурная история Святой Руси» Гюстава Доре (1854)

Если бы Гюстав Доре (1832—1883) дожил до появления «Черного квадрата» Казимира Малевича, то вполне мог бы оспорить авторское право на одну из самых знаменитых идей мирового авангарда. Именно с «черного квадрата» начинается сатирическая книга «Живописная история Святой Руси» Г. Доре, появившаяся в разгар Крымской, или, как ее чаще называют на Западе, Восточной кампании. Однако для 22­летнего художника, с пятнадцати лет публиковавшего свои шаржи и карикатуры в популярных парижских журналах, заштрихованный квадратик не был символом непознаваемости окружающего мира, а лишь отображал его представление о зарождении Руси. В подписи к картинке, открывающей альбом, поясняется: «Происхождение российской истории теряется во мраке веков». Любопытно, что в качестве эпиграфа для своего труда Доре выбрал ту же цитату из Горация, что и ранее Пушкин для второй главы «Евгения Онегина»: «O rus!..» («О деревня!»). Обоих привлекло созвучие латинского слова и названия страны. Неслучайно под горациевой строкой Пушкин поставил тогда собственное: «О Русь!»

Черный квадрат Гюстава Доре

Черный квадрат Гюстава Доре

Общеизвестно, что политическая карикатура считается одним из сложнейших сатирических жанров, требующих от художника высокого уровня мастерства, обширных знаний, быстрой реакции и, естественно, особого взгляда на происходящее. Судя по «Истории Руси», у молодого тогда еще Доре всё это уже имелось в избытке.

Впрочем, окружающим стремительный взлет художника не казался чем­то сверхъестественным: все знали, что помимо недюжинных способностей Доре обладал фантастическим трудолюбием. Один из его близких друзей рассказывал: «Я не думаю, что Гюстав спал в среднем более трех часов в сутки. Удивительно, что он не сошел с ума, хотя всё шло к этому. Но он никогда не жаловался ни на какое физическое недомогание, даже на головную боль, но только работал, работал и работал». По словам другого приятеля, Доре вставал очень рано и за одно утро мог сделать до шести рисунков.

Доре Г. Живописная, драматическая и карикатурная история Святой Руси по трудам авторов хроник и историков: Нестора, Никона, Сильвестра, Карамзина, Сегюра и др., прокомментированная и проиллюстрированная 500 великолепными гравюрами Гюстава Доре, гравированными на дереве по методу новой школы под общим управлением Сотэна, гравера «Российской истории», батальных сцен, портретов, пейзажей, жанровых картинок, изображений цветов, животных, моллюсков и редких растений. Париж: Ж. Бри-старший, книготорговец, издатель «Российской истории», Рабле, Вальтера Скотта, лорда Байрона, иллюстрированных литературных путешествий. 207 стр.: ил. (500 ксилографий); 28Ѕ19,5 см. В полукожаном переплете конца ХХ века, имитирующем переплеты середины XIX века. В верхней части корешка на ярлыке красной кожи золототисненое заглавие. Форзацы «мраморной» бумаги. Печатные иллюстрированные обложки сохранены. Цена 4 франка. Ввоз книги в Россию был затруднен в связи с цензурным запретом

Доре Г. Живописная, драматическая и карикатурная история Святой Руси по трудам авторов хроник и историков: Нестора, Никона, Сильвестра, Карамзина, Сегюра и др., прокомментированная и проиллюстрированная 500 великолепными гравюрами Гюстава Доре, гравированными на дереве по методу новой школы под общим управлением Сотэна, гравера «Российской истории», батальных сцен, портретов, пейзажей, жанровых картинок, изображений цветов, животных, моллюсков и редких растений. Париж: Ж. Бри-старший, книготорговец, издатель «Российской истории», Рабле, Вальтера Скотта, лорда Байрона, иллюстрированных литературных путешествий. 207 стр.: ил. (500 ксилографий); 28Ѕ19,5 см. В полукожаном переплете конца ХХ века, имитирующем переплеты середины XIX века. В верхней части корешка на ярлыке красной кожи золототисненое заглавие. Форзацы «мраморной» бумаги. Печатные иллюстрированные обложки сохранены. Цена 4 франка. Ввоз книги в Россию был затруднен в связи с цензурным запретом

Вне всякого сомнения, именно так, на одном дыхании, создавались карикатуры для «Истории Руси»: начитывание источников, выбор сюжетов и моментальное их воплощение. Можно только восхищаться построением книги, на 200 страницах которой нашли отражение главные события из жизни огромной империи на протяжении многих веков. Подписи не уступают картинкам. Так, еще в самом начале книги автор прослеживает родство между словом «славяне» и французским «esclaves» — «рабы», что задает тон дальнейшему повествованию. Задача издания ясна: Россия — страна, находящаяся в состоянии войны с Францией, поэтому русских нужно показать варварами, чья область обитания — за пределами европейской цивилизации, дикарями, из поколения в поколение приученными беспрекословно повиноваться своим жестоким и бездарным правителям.

Титул книги Гюстава Доре представляет собой цветную гравюру

Титул книги Гюстава Доре представляет собой цветную гравюру

Так выглядит «заказуха» французского правительства середины XIX века

Так выглядит «заказуха» французского правительства середины XIX века

Особенно пристальное внимание Доре привлекают ключевые фигуры российской истории — Иван Грозный, методично уничтожающий собственных подданных, и Петр Великий, прокладывающий дорогу реформам по горам трупов своих сограждан. Однако больше всего достается, естественно, Николаю I. Карикатура, изображающая российского императора отдающим приказание безголовым генералам, — вероятно, лучший образчик графической сатиры на николаевское царствование не только в европейском, но и в русском искусстве XIX века. По своей тональности она предвосхищает знаменитые иллюстрации к «Истории одного города» М.Е. Салтыкова­Щедрина. Вполне по­щедрински смотрятся картинки, отображающие «дикие» российские нравы: обыватели, чьи рты замкнуты на замок; помещики, играющие в карты на крепостных, которые тут же вязанками лежат на игорных столах, и т.д. Завершает книгу вполне символическая сцена: Наполеон III ружейным прикладом запихивает в глотку противника цифры «1812». Смысл очевиден — Франция будет отомщена.

Карикатура Гюстава Доре на правление Николая I

Карикатура Гюстава Доре на правление Николая I

Крепостное право позволяло помещикам играть в карты не только на деньги

Крепостное право позволяло помещикам играть в карты не только на деньги

Конечно же, труд Доре — это злободневный политический памфлет, сборник пропагандистских карикатур, книжка­однодневка, каких немало выходило тогда и во Франции, и в России. Но уже в этих наскоро изготовленных картинках заметны твердость руки, зоркость глаза и едкий, насмешливый ум — всё то, что в скором времени прославит Гюстава Доре как великого иллюстратора произведений Данте, Сервантеса, Ариосто, Кольриджа, Лафонтена, Перро, Бальзака, Готье и, конечно же, Рабле… 

«Искусство брать взятки» Эраста Перцова (1830)

В вышедшем в 1806 году «Словаре Академии Российской» поясняется, что взятки — это «принужденные подарки, приносимые тем, до кого кто имеет нужду по делам». В качестве примера словоупотребления приводится фраза: «Взятки законом строго запрещены». В.И. Даль определяет взятку «как плату или подарок должностному лицу во избежание стеснений, либо же подкуп его на незаконное дело», а далее приводит синонимический ряд, свидетельствующий, что взятки в России всегда скрывались под многочисленными эвфемизмами, такими как «поборы, приношения, дары, гостинцы, бакшиши и магарычи».

Перцов Э.П. Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника. СПб.: Тип. Н. Греча, 1830. 74 с.; 14,5Ѕ11 см. В печатной издательской обложке. Чрезвычайная редкость .То же. 14Ѕ10 см. Во владельческом полукожаном переплете времени издания. Крышки оклеены «мраморной» бумагой. На корешке золототисненый орнамент. На передней крышке тисненный золотом суперэкслибрис графини Софьи Владимировны Строгановой, урожденной княжны Голицыной (1175—1845): два щита с гербами Строгановых и князей Голицыных, увенчанные графской короной и обрамленные надписью «Книгохранилище Марьинское». Редкость

Перцов Э.П. Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника. СПб.: Тип. Н. Греча, 1830. 74 с.; 14,5Ѕ11 см. В печатной издательской обложке. Чрезвычайная редкость .То же. 14Ѕ10 см. Во владельческом полукожаном переплете времени издания. Крышки оклеены «мраморной» бумагой. На корешке золототисненый орнамент. На передней крышке тисненный золотом суперэкслибрис графини Софьи Владимировны Строгановой, урожденной княжны Голицыной (1175—1845): два щита с гербами Строгановых и князей Голицыных, увенчанные графской короной и обрамленные надписью «Книгохранилище Марьинское». Редкость

Для тех, кто хотел разобраться в разновидностях взяток, а также изучить возможности и способы их получения, в 1830 году в типографии Н. Греча вышла книга под интригующим заглавием: «Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника». Хотя почивший автор имел лишь скромный гражданский чин IX класса (соответствовавший армейскому штабс­капитану), его опыту, как утверждало предисловие, могли позавидовать и более титулованные особы, а причины, заставившие Тяжалкина взяться за перо, должны были вызвать глубочайшее неравнодушие читателей.

Конспекты пяти прочитанных Тяжалкиным лекций и составляют текст книги. Прежде всего автор предлагает свою классификацию взяток. По его наблюдениям, они делятся на три разновидности: «Взятки принимаются трояким образом. Во­первых, натурою; к сему разряду причисляются обеды, подарки на память любви и дружбы, сюрпризы в дни именин или рождения самого взяточника, его жены и детей; нечаянное забытие вещей на столе или вообще в доме взяточника, продажа движимого имущества или уступка дворовых людей, совершаемая на законном основании, разумеется без платежа денег, и т.п. <…> Лучшим же из сего рода взяток справедливо почитают обеды: такие взятки скрываются в безопасном месте, то есть в желудке, никогда не обличаются, и в летописях лихоимства еще не было примера, чтобы обеды доводили до суда и расправы».

Кому же пришло в голову выпустить книгу на тему, которая во все времена была в России сколь актуальной, столь и болезненной? Автором книги был Эраст Петрович Перцов (1804—1873), казанский помещик, выпускник Московского университетского благородного пансиона, чиновник и литератор. В конце 1820­х годов, служа в Петербурге, он общался с А.С. Пушкиным, П.А. Вяземским, сотрудничал в «Северной пчеле». Именно тогда наблюдения за бытом и нравами столичных чиновников подвигли его к написанию сатиры «Искусство брать взятки». Позднее Перцов переехал в Казань, где подружился с Е.А. Баратынским, отзывавшимся о нем как о «человеке очень умном и очень образованном, с решительным талантом». В середине 1840­х годов он вновь перебрался в Петербург, занимал должность правителя Департамента хозяйственных дел Главного управления путей сообщения и публичных зданий.

Титульный лист книги Эраста Перцова

Титульный лист книги Эраста Перцова

Выйдя в отставку, он редактировал «Журнал общеполезных сведений», был избран в члены Вольно­экономического общества, публиковал в периодической печати переводы, стихи и статьи на хозяйственные темы, такие как исследование «О сорных травах».

Как доказал Н.Я. Эйдельман, Перцов являлся одним из тайных корреспондентов А.И. Герцена, собирал и направлял за границу материалы для «Колокола», за что в августе 1861 года был арестован и допрошен, но сумел отвести от себя подозрения.

Жизнь Эраста Петровича окончилась трагически: в возрасте 68 лет автор сатирического руководства для взяточников покончил с собой «вследствие совершенного расстройства денежных дел».

«Искусство брать взятки» — самая известная книга Э.П. Перцова, ставшая трудно находимой сразу же по поступлении в продажу. Тем не менее в распоряжении автора статьи оказались сразу два экземпляра, каждый из которых по­своему замечателен. Первый — редчайший — в печатной издательской обложке. Второй — из знаменитой марьинской библиотеки С.В. Строгановой.

Знакомая А.С. Пушкина, адресат стихов Г.Р. Державина, хорошая приятельница И.А. Крылова, Софья Владимировна считалась одной из образованнейших женщин своего времени (достаточно сказать, что она перевела на русский язык «Ад» Данте). Ее матерью была знаменитая княгиня Наталья Петровна Голицына, которая считается прототипом пушкинской старой графини из «Пиковой дамы».

В распоряжении С.В. Строгановой имелись две прекрасные библиотеки: одна — в ее дворце в Санкт­Петербурге (ныне Невский проспект, д. 17), другая — в майоратном имении Марьино, близ Тосно Новгородской губернии. Описываемый экземпляр «Искусства брать взятки» происходит из марьинского книгохранилища. 

КомпьюАрт 7'2011

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства