КомпьюАрт

5 - 2014

«Откуда есть пошла»... печать по ткани

Николай Дубина
info@prodtp.ru

Человечество издавна было знакомо с печатным процессом, который обязательно предусматривает формирование и перенос красочного слоя. Первым материалом, на котором люди научились оттискивать красочные изображения, была ткань.

Какие­то примитивные методы печати по ткани существовали уже в доисторическую эпоху. Широко распространены они были в античности. История набойки с достаточной полнотой и тщательностью изучена швейцарским исследователем Робертом (Эдуардом) Форрером.

Техника штучной печати для воспроизведения различных изображений издавна широко использовалась по всей Восточной Азии. Доказано, что она возникла в Древнем Китае эпохи династии Хань сначала как метод печати на текстиле, а затем и на бумаге. Самые ранние сохранившиеся образцы, напечатанные на ткани, обнаружены в Китае и датируются не позднее 220 года н.э. Они использовались для оттиска на шелке трехцветных изображений цветов. При этом самый ранний пример гравюры на бумаге, также китайский, относится к середине седьмого столетия. Как мы видим, разница во времени весьма ощутимая.

Ближайшие по времени западные образцы относятся к IV веку и принадлежат Древнему Египту эпохи римского правления. До недавнего времени древнейшим сохранившимся изделием из набивной ткани считалась туника IV века н.э., найденная в 1894 году в детской гробнице Панаполиса в Верхнем Египте.

Впервые в христианской Европе методика оттиска на ткани появилась около 1300 года. Хотя есть сведения, что на европейском континенте набойка бытовала по крайней мере уже в VI веке. Об этом свидетельствуют узорные ткани, обнаруженные в гробнице св. Цезария (502­543 г.), епископа Арля.

Древнейшая сохранившаяся модель — ее датируют 1379 годом — была обнаружена совершенно случайно, когда разбирали старый дом в деревушке Ферте­сюр­Гронь (департамент во Франции). По имени первого владельца, типографа Жюля Прота — гравюру эту именуют «Доской Прота» (рис. 1). В течение нескольких столетий доска служила ступенькой лестницы. Размеры гравюры (600x230 мм, толщина 25 мм), сохранившейся лишь частично, свидетельствуют, что она была предназначена для печати именно по ткани, ибо максимальный формат бумажных листов того времени составлял 600x400 мм.

Рис. 1. Доска Прота

Рис. 1. Доска Прота

Вся форма, видимо, изображала Святое распятие. На сохранившемся фрагменте изображены римские воины, стоящие перед крестом, на котором был распят Христос. Особый интерес для нас представляет тот факт, что на гравюре изображена ленточка с надписью. Значит, в ту пору уже умели репродуцировать с помощью печатного процесса и текстовые материалы.

В конце XIV — начале XV века в Германии одним из центров набойки становится монастырь св. Екатерины в Нюрнберге. Сохранился фрагмент изготовленной здесь ткани, на которой белым штрихом по зеленому фону изображена Богоматерь с младенцем. В монастыре было составлено и руководство по печати на ткани, дошедшее до наших дней.

Старейшие отечественные примеры относят к X­XI векам. Так датируют шерстяную ткань с правильным геометрическим узором, выполненным черной краской, найденную в курганах на берегу Бабиничи у села Левинки на Черниговщине.

Смысл процесса состоит в следующем. Прежде всего изготовляют так называемую модель (манеру) — гравированную на дереве форму с рельефным зеркальным изображением узора, который хотят воспроизвести на ткани. Поверхность модели покрывают краской и плотно прижимают к натянутому полотну. Модели делают из цельного куска твердого дерева — груши, ореха, клена и т.д. Гравированный узор может иметь как выпуклую, так и углубленную форму. В последнем случае окрашивается фон, а сам узор остается в цвете ткани.

Рис. 2. Ручная набойка

Рис. 2. Ручная набойка

Примерно с XII века начала появляться так называемая набойка. Набойка выполнялась при помощи резных досок — манер. Такая доска смачивалась краской или вапой (см. ниже), накладывалась на ткань, разложенную на столе, затем пристукивалась — «набивалась» деревянным молотком для пропечатки рисунка (рис. 2). Отсюда и набойка. «Набивка» рисунка на ткань первоначально производилась вручную красными или оранжевыми красками по белому или окрашенному фону. Затем стали применять так называемые смывные краски, а впоследствии более прочные — «заварные» краски.

Ткань набивной техники, в зависимости от характера узора и способа его выполнения, называлась набойкой
и выбойкой, и только в XVIII веке устанавливается единое название — набойка.

«Выбойкой» называлась ткань с рисунком естественного цвета ткани по окрашенному фону, а набойкой — с одноцветным или даже с многоцветным рисунком по незакрашенному фону. Обусловлены эти названия тем, что при подготовке печатной доски для выбойки мастер­резчик «выбирал» рисунок, оставляя фон выпуклым. Для набойки «выбирал» фон, оставляя выпуклым рисунок.

Выбойка всегда была одноцветной и только дополнялась рисунком масляной краской, наносимой вручную кистью или так называемым квачом. Как правило, это был «горох». Набойка же могла быть как одноцветной, так и многоцветной. Количество цветов соответствовало количеству досок, накладываемых последовательно на ткань. Поскольку фон оставался незакрашенным, такая набойка называлась бело­земельной, в отличие от кубовой выбойки, при которой ткань после нанесения на нее вапы опускалась в чан — куб, как правило, с синей краской.

В связи с тем, что резные доски делались небольшими, для того чтобы получить рисунок на большом куске ткани, доски надо было переносить по всей длине и ширине ткани по особым отметкам. Таким образом, на ткани появлялся узор, равномерно повторяющийся, который называется раппортным.

Первые русские набойки были по большей части мелко­узорчатые, основой их были растительные мотивы, предельно обобщенные. Позднее появились резчики, достигшие виртуозного мастерства в резьбе манер. По мере освоения технологии резьбы и набивки рисунки усложнялись, и в XIX веке резные доски стали дополнять вставками из металлических полос, изогнутых в соответствии с рисунком, а также металлическими гвоздиками со шляпками и без них. Металлические полосы и гвозди обрамляли сочный красочный узор тонким контуром, дополняли мелким горохом, так называемым пико. При помощи этих вставок, как правило, заполнялся фон. Интересно отметить, что резчики и мастера набойки, которые зачастую соединялись в одном лице, не только не боялись сдвига цветовых пятен орнамента по отношению к контуру, но нередко специально набивали рисунок так, что контур где­то накладывался на края рисунка, а где­то отодвигался от них. То же происходило с печатным фоном — гладким или узорчатым: рисунок строился так, что вокруг орнаментальных форм, букетов образовывался просвет естественного цвета ткани. Просвет этот местами суживался, а местами расширялся. Эти, казалось бы, нехитрые приемы необычайно обогащали набойку, лишали ее чертежной сухости и оживляли застывшие формы.

В раппортных метровых набивных тканях детально прорабатывался один орнаментальный геометрический или растительный мотив, часто в виде пышного букета или жанровой сцены, многократно повторяющийся как по всей длине, так и по ширине ткани. Это обусловлено технологией набойки. В связи с этим приобретало большое значение то, как рисовальщик построит основной мотив, чтобы при многократном его повторении стыки между узорными элементами не нарушали общей стройности декоративного рисунка и как бы «переливались» один в другой. Модны были рисунки, которые назывались «мильфлер» и представляли собой россыпь мелких букетиков или отдельных небольших, тщательно проработанных цветов и листьев и в то же время предельно обобщенных. Применялись они для украшения тонких хлопчатобумажных тканей. Печатались по неокрашенному фону, дополнялись полосками и мелким горохом «пико».

Технология набойки в Китае

В связи с ранним изобретением бумаги в Китае и Японии получила распространение несколько иная техника набойки рисунка на ткани. Для этого использовались не деревянные формы, а бумажные трафареты. Набойка по трафарету заключается в постукивании (Набивании) мешочком с краской по вырезанному трафарету — краска проходит сквозь волокна, попадает в дырочки, и на ткани остается рисунок. Возможны вариации, когда краска не вбивается с помощью мешочка, а распределяется с помощью ракеля, аэрографа и т.п.

Техники набойки пришли в Китай двумя путями: от тайских народностей, обитавших в то время на территории современной провинции Юньнань, которые практиковали нанесение красочных узоров на хлопчатобумажные ткани, и по маршруту Великого шелкового пути. Этап освоения китайцами набоек приходится на эпоху Шести династий, и при Тан они уже выполнялись тремя методами: восковым, блоковым и узелковым.

Техника украшения шелковой ткани методом набойки в Китае называлась жаньсе. Это можно перевести как узоры краской, орнамент, получаемый погружением в красящую жидкость. Во многих письменных источниках говорится, что ткани жаньсе повсеместно носила как знать, так и простой народ. По­видимому, самым древним и традиционным из них является метод ласе (узоры воском), при котором жидкий горячий воск по трафарету накладывался на ткань, после остывания ткань погружали в красильный чан, потом воск удаляли и ткань в нужных местах оставалась неокрашенной. Иногда последовательность была обратной: ткань окрашивали, затем по заданному рисунку на нее наносили воск, после этого ткань помещали в щелочной раствор, и краска, за исключением закрытых воском мест, смывалась. Если была необходима двухцветная окраска, то операция повторялась. В три цвета окрашены немногие дошедшие до нас образцы. Они назывались санбаоцзе. Оба способа позволяли производить двухцветные и трехцветные орнаменты, например желтого, синего и оранжевого цветов, и выполнять их по обе стороны ткани. Исследователи­этнографы считают, что тройная окраска была техническим пределом, так как при наложении четвертого слоя ткань становится почти черной.

Рис. 3. Наложение вапы с помощью скребка

Рис. 3. Наложение вапы с помощью скребка

Набивка ткани в Китае производится следующим способом: из листа картона, смазанного тунговым маслом или хурмовым лаком, вырезается трафарет. Полученная форма накладывается на белую ткань, при помощи скребка покрывается слоем клейстера из извести и бобовой муки с тем, чтобы эта смесь легла на ткань через узоры трафарета (рис. 3). После того как клейстер высохнет, ткань опускают в красильный чан. Закончив окраску, ткань высушивают, затем удаляют клейстер, и на ткани выявляются узоры. Для набойки в основном употребляется узкая белая хлопчатобумажная ткань, вырабатываемая крестьянами ручным способом и отличающаяся высокой прочностью. Красителем служит индиго, добываемый из местных растений. Путем такой окраски получаются четкие и красивые рисунки; цвет их никогда не теряет яркости.

Блоковая набойка (цзясе — «сжатые узоры»), заимствованная у соседних с Китаем юго­западных народностей, состоит из нанесения орнамента с помощью матриц — резных деревянных досок. Наибольшей технической изощренности данный метод достиг при Тан, когда были изобретены матрицы, состоящие из деревянной рамы и помещенных внутри нее бумажных штампов, наклеенных на тонкий шелковый газ. Перед окраской ткань складывали в вертикальном положении и зажимали между двумя матрицами, заполненными краской. В результате посредством блоковой набойки могли исполняться весьма сложные по композиции и полихромные — до семи цветов — орнаменты.

Узелковая набойка (цзяосе — «узелковый узор») — самый простой по технологии исполнения набоечный метод. В определенных местах ткань сшивается, и на ней завязываются узелки, чтобы предохранить это место от проникновения краски в процессе окрашивания. После окраски и просушки ткани узелки срезаются, и на окрашенном фоне получается узор из некрашеных фрагментов. Узелковая набойка позволяет исполнять только сравнительно простые узоры, наподобие ромбиков, «агатового узора» (чередующиеся полосы), «шерсти оленя» (в виде повторяющихся пятен), или «икряного узора» (в виде точек).

Турция

Традиция кустарного производства набивных тканей в Токате (Турция) насчитывает уже более шести веков. Город, располагавшийся на пересечении сразу нескольких крупных торговых путей (в том числе и Шелкового пути), занимал пятое по значимости место в Османской империи и являлся одним из крупнейших ремесленных центров. Специалисты выделяют три способа обработки ткани: полностью ручная роспись кистью, роспись кистью внутри набивного контура и полностью набивной узор. По их словам, сейчас в Токате осталось только четыре мастера, занимающихся исключительно ручной набойкой тканей. Существует три основные техники набойки: «каракалем» (черно­белый контур), «эльвант» (набойка цвета с помощью специальных форм —- калыбов, причем для каждого цвета используется отдельный калыб) и «соктюрме» (техника травления ткани с помощью анилиновых красителей). Набиваются узоры двух видов: растительные и геометрические. А из полученных в результате набивных тканей изготавливаются не только платки и скатерти, но и платья, юбки, молитвенные коврики и др.

Индия

Кубовое крашение в индийском батике сочетается с набивкой штампом и росписью. По индийскому способу роспись производится следующим образом: по заранее начерченному рисунку кистью обводят контуры, которые в узоре должны быть черными, затем так же накладывают красную краску, фиолетовую и т.д. Впрочем, сейчас ручную роспись можно встретить крайне редко. Способ печати штампами оказался более производительным и позволяет делать относительно более унифицированный продукт (рис. 4).

На следующем этапе рисунок вместе с раскрашенными уже частями покрывают резервирующим составом, кроме тех мест, где должен быть зеленый или синий цвет. Затем ткань опускают в чан с индиго, где она окрашивается в синий цвет. Для получения зеленого цвета на индиго накладывают желтую краску.

Рис. 4. Ручная набойка в Индии

Рис. 4. Ручная набойка в Индии

Египет

Египетский способ декоровки тканей описывал Плиний Старший в I веке н.э.: «В Египте окрашивают одежды удивительным способом: после того, как белое полотнище расчертят, его пропитывают не красками, а поглощающими краски веществами. Когда это сделано, на полотнище не видно ничего, но, погрузив его в котел с кипящей краской, в надлежащее время вынимают окрашенным». В красильном производстве техника, аналогичная этой, сохранилась до наших дней. На ткань накладывается резервирующий состав — вапа, — состоящий из воска, крахмала, желатина или каких­либо смол и предохраняющий определенные участки ткани от краски. По окончании резервации ткань опускают в чан или куб с красителем. Для достижения тоновых эффектов окраска производится иногда по нескольку раз. Вапа для каждого цвета накладывается отдельно. Затем ее смывают кипятком. Различные по составу вапы дают разные эффекты: для получения размытого рисунка употребляется крахмал, более четкого — воск. Эта техника называется кубовой набойкой.

Известна также кубовая набойка с обесцвечиванием, или протравой, в которой вместо вапы применяются протравляющие вещества, вступающие в химическую реакцию с красителем. Протрава считалась сложным способом окраски, и его применяли лишь особые группы мастеров в больших городах.

Исследователи также упоминают о группе коптских тканей, шерстяных или льняных полотняного плетения, со светлым узором на фоне красного, синего или зеленого цвета. Их мало, датируются они V­VIII веками. Предположительно способ окраски представлял собой кубовую окраску с применением вапы, роль которой могли выполнять воск, глина или протравляющее вещество.

Таджикистан

Следуя старинным рецептам, таджикские умельцы используют только натуральные красители, а большинству их инструментов не одна сотня лет и передаются они из поколения в поколение как особая ценность.

Работа над материей начинается с разглаживания — ее обрабатывают до тех пор, пока не исчезнет последняя складка. Использовать утюг не рекомендуется — тепловое воздействие может повредить структуру хлопчатобумажной ткани и она будет хуже впитывать краску.

Начинается набивка. По размеру полотна выбирается рисунок — работа, как правило, идет от края к середине отреза. Сам орнамент создается при помощи «колабов» — деревянных форм с фигурной резьбой. Возраст некоторых из них перевалил уже за двести лет. Сделаны штампы из твердых пород древесины — орешника или тутовника.

Читгари — декоративная набивка — ремесло не для женщин. Здесь нужны крепкие мужские руки. Сначала ткань обязательно ополаскивают в проточной воде. Считается, что горный поток из ледников закрепляет краску и придает ткани особую прочность.

Далее ткань варят. Немного растительного порошка — и матовая поверхность буквально на глазах приобретает гранатовый оттенок. Изделие готово.

Узбекистан

На протяжении многих столетий у народов, населяющих нынешнюю территорию Узбекистана, одним из широко распространенных было искусство изготовления набивных тканей. Скатерти, всевозможные занавеси, одеяла, платки, высококачественные ткани для женских платьев, разнообразные покрывала, включая конские попоны и другие штучные и метровые набивные изделия, служили украшением.

Черный узор с густой красной подцветкой на розоватом фоне — строгая и одновременно теплая гамма — излюбленный колорит набойки мастеров ХIХ­ХХ веков. В прошлом колорит набойки был более многообразным, вырабатывались и были популярными набойки темно­синие, индиговые. Традиционное искусство украшения ткани набивным узором связано с орнаментальной резьбой по дереву.

Наряду с производством метражных набивных тканей выпускались красочные штучные изделия — дастарханы, одеяла и др. Узор наносился на специально подготовленную, пропитанную раствором танина ткань вручную, деревянными штампами (калыбами). Основные контуры узора давал штамп для черного цвета.

Важную роль в цветовом решении набойки играл красный цвет. Штампы изготовлялись обычно из тополя. Особыми штампами наносились зеленый, синий и желтый цвета уже на готовую отваренную набойку (рис. 5). Производились также набойки с узором по синему фону.

Рис. 5. Многоцветная ручная набойка в Узбекистане

Рис. 5. Многоцветная ручная набойка в Узбекистане

Орнаментальные мотивы на набойках носят в основном растительный характер: анор, тол барги, кизил гул, шох и др. Наиболее распространен узор палак, заимствованный с ташкентских декоративных вышивок второй половины XIX века.

Главным образом набойка использовалась на женских платьях, шарфах, а также в качестве подкладки для стеганых мужских халатов, скатертей, покрывал. Традиция народного искусства отобрала и сохранила до наших дней лишь своеобразную черно­красную набойку.

Индивидуальность творчества каждого мастера выражалась в процессе набивки узора, в его умении подобрать и скомпоновать калыбы, которых у каждого мастера имелось по нескольку десятков или даже сотен экземпляров. Узорные штампы служили подолгу и передавались по наследству. Изготовление калыбов было оригинальной отраслью искусства резьбы по дереву, которым особенно славились в прошлом мастера Бухары.

Среди современных резчиков также известны мастера, изготовляющие калыбы, создающие новые интересные узоры и продолжающие дело своих предков.

Все начинается с разработки штампа. Обычно узор вырезается на деревянном бруске, в основе рисунка лежит эскиз художника по набойке. Эти деревянные штампы, «калыбы», с древних времен вырезаются специально для этого производства и только лишь из торцевой части ствола яблони или груши, иногда айвы или фисташки. Штампы проваривают в животном жире и хорошо просушивают.

Затем изготавливается краска из натуральных материалов — причем каждый мастер владеет собственным секретом, как сделать ее ровной и стойкой. Разумеется, необходим большой опыт, долгие годы практики, чтобы достичь совершенства.

Из чего состоит краска? В ее состав могут входить ржавчина, крахмал, масло и многие другие компоненты. Традиционная узбекская набойка зачастую делается двумя красителями. Первая и основная — это черная. Вторая чаще всего красная, но иногда встречается и желтый цвет.

Больше всего времени отнимает процесс создания черного красителя. Обычно в жаркий период года (в Узбекистане это весна и лето) из ржавых остатков железа вываривается краситель. Для этого в большом котле объемом 150­200 л мастер делает сначала сложный раствор из масла, мучного крахмала и других органических материалов и проваривает его до получения однородной массы, затем добавляет в варево ржавый металл.

В течение нескольких дней, держа котел по 2­3 часа на большом огне, мастер добавляет туда ускоряющие брожение ингредиенты: яблочные корки, кости животных, некоторое количество животного жира. И лишь через 15­20 дней ежедневного варения получается готовый раствор, объем которого составляет всего около 5­8 л! В него добавляют растительный клей и замешивают густую, как свежая сметана, краску. Смачивая в этой краске свои штампы, мастер может приступать к процессу набойки.

На следующем этапе на предварительно пропитанных таниновым раствором тканях вручную печатаются элементы орнаментов традиционных узбекских тканей. С помощью трех или четырех штампов разного размера, комбинируя их орнаменты в раппорты, можно создавать различные композиции рисунка.

Набойка в Западной Европе XIV-XV века

Есть некоторые проблемы в раскрытии технологии набойки в средневековой Европе. Во­первых, отсутствие сохранившихся примеров. Ткань — быстропортящийся материал,
в отличие от камня, дерева, металла.

Когда мода менялась, от ткани легко избавлялись. Если учесть небрежность, с которой уничтожались даже дорогие королевские гобелены — из них шили шторы и наволочки, использовали для защиты плодовых деревьев от мороза, — то не удивительно, что менее дорогостоящие набивные ткани того времени были утрачены почти полностью.

К этому добавляется и путаница в терминологии. Многие цитаты должны быть исключены из­за отсутствия определенности. Дошедшие кусочки текстов современным человеком прочитываются и понимаются неверно. Так, слово «темпера» вошло в обиход русских художников сравнительно недавно. В Италии в XV­XVI веках под словом темпера (от лат. temperare — соединять) подразумевалось связующее вещество красок вообще и клей животного и растительного происхождения в частности. Сейчас
темпера — это более узкое понятие, под которым подразумевается связующее вещество красок, в которое входит яйцо.

Подробное описание техники набойки, бытовавшей
в средневековой Европе, оставил итальянский мастер Ченнино Ченнини (ок. 1370­?). 31 июля 1437 года, находясь
в флорентийской долговой тюрьме, он закончил «Книгу об искусстве, или Трактат о живописи», в котором есть глава «О способе украшать ткани набойкой».

«Возьми подрамок вроде затянутой оконной рамы в два локтя длины и один локоть ширины, — писал Ченнини, — на который по всем правилам прибито полотно... Если же тебе нужно раскрасить ткань в количестве шести или двадцати локтей, то сверни ее, а конец помести на названный подрамок. Возьми доску из орехового, грушевого или другого очень твердого дерева величиною с кирпич или с обожженный камень; рисунки на этой дощечке должны быть нарисованы и вырезаны углубленно... На дощечках должны быть изображены все виды узора, который тебе требуется, листья или животные... У доски должна быть ручка, чтобы ее можно было поднимать... Когда захочешь работать, надень на левую руку перчатку, а раньше приготовь тонко стертой с водой черной краски из виноградных лоз».

Поясним, что лучшей черной краской в средние века считали сажу, полученную при сжигании виноградной лозы и растертую с растительным маслом. Не исключено, что такая краска использовалась и первыми типографами.

«Затем хорошо высуши эту краску на солнце или на огне, — продолжал Ченнини, — и снова сотри ее; смешай ее с жидким лаком столько, чтобы хватило для работы; часть этой черной краски возьми ложечкой, размажь на ладони (по перчатке) и пройди ею, хорошо смазывая доску там, где она вырезана, так, чтобы не заполнить выемок. Клади доску ровно и последовательно на натянутую на подрамке ткань... Когда... краска хорошо впиталась в ткань или полотно, сними свою модель, намажь ее снова краской и вновь, с большой тщательностью, клади ее столько раз, пока не заполнишь всего куска (ткани)».

Описанный Ченнини процесс в основных чертах сохранился вплоть до XIX века, когда были изобретены тканепечатные машины. Набойка — это в полной мере полиграфический процесс с использованием форм высокой печати. Такой формой служит гравированная деревянная пластина. Способ получения оттисков с деревянных пластин был назван ксилографией (от греч. ксилон — дерево, и графо — пишу, рисую).

Россия

По Н. Соболеву, «набивное искусство в России существовало уже в XII веке. Первоначально нанесение узоров делалось масляной краской и никаких химических операций над тканью не производилось». Для набивки в основном применяли натуральные красители. Так, краски черного цвета производили из сажи хвойной древесины, синего — из смеси настоя индиго и свинцовых белил, коричневого — из смеси охры и свинца. Краски растирали на льняном масле, которое варили в глиняных горшках на открытом огне. В краску опускали куриное перо. Если оно не загоралось, это значило, что в краске много масла и ее нужно еще варить. Краску считали готовой, если перо загоралось. Не испарившаяся краска оставляла на холсте жирные пятна (ореол) вокруг орнаментального рисунка. Если же краска была приготовлена хорошо, набивка получалась чистой.

Виды набойки

Следует различать два способа изготовления набойки. Один из них сохранился у украинцев, но встречается и в России.

При этом способе применяются краски на вареном конопляном или, реже, подсолнечном масле. В качестве красителей обычно берут берлинскую лазурь и сосновую сажу, которые растирают каменным пестиком на камне, а затем смешивают с мелом, пропитанным маслом. Получается густая черная краска, которой смазывают две обтянутые кожей подушки (укр. товкуши). Эти подушки набиты на четырехугольные доски с ручками. Подушки ударяют друг о друга; благодаря этому краска ложится на них равномерно, и тогда этой краской покрывают узор, вырезанный на деревянной доске (укр. лице; рус. манера, набивная доска), для чего обычно бьют по доске подушкой. Тут мы видим параллель с «мацой», которая применялась в печатных операциях во времена ручного набора. Сейчас ее сменила автоматическая накатка краски на печатную форму.

Наконец, накладывают на набивную доску ткань и прокатывают по ней взад и вперед деревянный валик (укр. каток) длиной в 15­20 см, вращающийся на железной оси. Такие отпечатки делают до тех пор, пока вся ткань не покроется узором.

В России этот процесс выглядит несколько иначе. Обычно кладут набивную доску на краску, размазанную по натянутому на раму сукну (севрус. серпянка).

Ткань расстилают на столе, покрытом сукном. Набивную доску с краской накладывают на ткань и затем бьют по доске деревянным молотком, набивая изображение. Встречающееся в северно­русских памятниках XVII века выражение «крашенины колотит», так же как и старое название красильщика — колотилыцик, указывает именно на этот процесс.

При таком способе изготовления набойки русские вплоть до конца XVII века пользовались масляными красками — берлинской лазурью, мумиём, кроном, суриком и т. д.

Как вариант, второй способ может отличаться от первого главным образом тем, что при нем на набивную доску наносится не краска, а вещество, предохраняющее ткань от краски (рус. вапа). Ткань с узором, нанесенным этим веществом, красят затем обычным способом кубовой краской (рис. 6­8), получая белый узор на цветном поле, и, что важнее всего, окрашенная ткань сохраняет свою прежнюю толщину и эластичность. В первом случае, который и теперь практикуется у украинцев, ткань с нанесенной на нее масляной краской становится грубой и толстой, как клеенка.

Рис. 6. Ткань с нанесенным на нее рисунком с помощью вапы

Рис. 6. Ткань с нанесенным на нее рисунком с помощью вапы

Рис. 7. Окраска ткани в кубе

Рис. 7. Окраска ткани в кубе

Рис. 8. Просушка окрашенных в кубе тканей с нанесенным рисунком

Рис. 8. Просушка окрашенных в кубе тканей с нанесенным рисунком

Обычный рецепт для изготовления вапы следующий: кипятят растворенный в воде растительный клей с белой глиной, затем добавляют туда сульфат меди и немного растопленного говяжьего жира и снова варят в течение двух часов. Иногда добавляют также сурик. Для нанесения красного и желтого рисунка, а также рисунка других цветов применяют специальную смесь, причем вапу нередко наносят на уже выкрашенную ткань. Перед тем как нанести вапу или перед набивкой ткань крахмалят.

Однотонная крашеная ткань

Выкрашенный и высушенный холст лощат — для чего употребляют специальное приспособление лощило, или гладилку. Это примерно двухметровая деревянная палка, прикрепленная верхним концом к потолку. На нижнем ее конце имеется стеклянный шар, которым она упирается в желоб. Окрашенный холст натирают воском и кладут в желоб; один работник тянет на себя холст, а второй подталкивает стеклянный шар.

Очевидно, до появления в продаже индиго профессиональные красильщики употребляли траву вайда красильная (Isatus tincto­ria L.), которая упоминается в памятниках XVII века под названием крутик. Помимо синего красильщики красят также в красный цвет. Раньше кроме этих цветов пользовались популярностью лазурный и зеленый.

Доказано, что уже в XII веке восточные славяне умели красить ткань, — в гробу св. Варлаама Хутынского (умер в 1193 году в Новгороде) сохранились остатки его окрашенной одежды.

Однотонная крашеная ткань без узора носила у русских название крашенина. В старину так иногда называли и крашеную ткань с рисунком. В памятниках XVII века упоминается крашенина травчатая, то есть крашеная ткань с растительным узором.

Гуцулы носят суконные штаны, окрашенные ольховой корой. У жителей Русского Севера древесная кора, сваренная для крашения сукна, называется также сурмило. Севернорусские Костромской губернии красили шерстяные пояса березовой или еловой корой. Севернорусские Сибири получали коричневую краску из коры лиственницы, а черную — из листьев ольхи и дикой розы. Кроме того, они в течение двух­трех дней квасят окрашиваемые вещи в отваре из березовой коры и груздей, после чего парят их в горячем отваре из корней змеиной травы, или гореца (Polygonum bistorta I.,.; севрус. макыр). На Белом море северно­русские дубят сети в отваре из березовой и ольховой коры.

Для получения красной краски, точнее темно­красной, используют корни желтого подмаренника, которые мелко толкут и растворяют в квасе; этот способ особенно распространен у южнорусских и украинцев. В конце июля и в августе они также собирают в березовых и дубовых рощах под корнями земляники кошениль (Coccus polonicus, Cochenille; южрус. червей, укр. червець), из которого делают красную краску. Для получения желтой краски используют дрок (Genistra tinctoria; желтуха, зеленуха); повторная окраска с помощью индиго дает при этом зеленый цвет. Южнорусские для получения зеленой краски употребляют отвар из листьев березы или из дикой спаржи (Asparagus officinalis L.), а севернорусские — серпуху красильную (Serratula coronata L., рус. серпуха), к которой добавляют квасцы; этим составом часто красят уже после того, как окрасили индиго.

Индиго получило у русских название «кубовая краска», поскольку обычно они красят холсты и сукно в больших деревянных кадках (рус. куб). Над такой кадкой подвешивают на блоке деревянный или железный обруч с железными крючками или подковными гвоздями с внутренней стороны; на них вешают сложенный кусок холста или мотки пряжи и с помощью блока погружают круг в кадку с раствором индиго. Диаметр круга немного меньше диаметра верхнего края кадки.

Существует два способа окрашивания кубовой краской — в холодном растворе (холодный куб) и в горячем. Первый способ дает более стойкую окраску. У севернорусских красильщиков широко распространено убеждение, что, для того чтобы вещь хорошо выкрасить, следует добавить в раствор старую кислую воду, то есть немного старого, уже использованного раствора краски. Поэтому красильщики всегда употребляют старый раствор, лишь подливая в него свежую воду. Подобно виноделам, красильщики исчисляют возраст своей воды несколькими десятилетиями. Рабочий, еще только начинающий дело, всегда берет кислую воду взаймы у своих старших товарищей по ремеслу.

Как при холодном, так и при горячем крашении в раствор индиго добавляют поташ, иногда специальный, полученный из ольхи, а кое­где также сульфат меди или железа, известь и гипс.

В старину преобладающим цветом в одежде восточных славян был белый, точнее близкий к белому — цвет конопляной и льняной пряжи и овечьей шерсти. В одежде белорусов кое­где и по сей день по­прежнему преобладает белый цвет. Однако у других восточных славян эту древнюю белую одежду уже довольно давно сменила цветная, и лишь путем исследований можно установить, что у русских современным цветным рубахам предшествовали белые, так же как белые шубы предшествовали нынешним красно­желтым. Одежда белого цвета быстро пачкается, и это обстоятельство наряду с модой послужило причиной замены белой ткани на цветные.

В истории крашения домотканых материй у восточных славян следует различать три периода. В первый, древнейший период знали только окрашивание с помощью растений, произраставших в данной местности. Второй период начинается с появления в продаже индиго (так называемой кубовой краски) и с возникновения профессии красильщиков. Третий период характеризуется появлением и распространением набивных тканей и красок для ручной набивки.

Крашение с помощью местных растений привело к возникновению моды на определенные цвета, что породило более или менее устойчивые традиции. Если, например, Ливенский уезд Орловской губернии отличается от соседних, также русских областей красным цветом женской одежды, причину этого надо искать в том, что здесь в изобилии произрастают растения, дающие красную краску для ткани.

При домашнем крашении с помощью растений их сперва сушат, а затем кипятят, даже скорее парят в печи. В полученный таким образом отвар кладут пряжу, полотно, сукно и снова все кипятят, оставив на ночь в горячей печи. Часто это повторяют по два или три раза. Древесную кору для краски собирают обычно осенью, реже зимой. Ее сушат и толкут в порошок, из которого затем готовят красящий раствор. Как при домашнем крашении растительными красками, так и при профессиональном крашении кубовой краской восточные славяне обычно сбраживают красящий раствор; это же принято и у латышей. По­видимому, им уже известно химическое свойство алкоголя давать красящий спиртовой экстракт.

При домашнем крашении растительными красками севернорусское население Сибири практикует предварительное замачивание окрашиваемых вещей в воде, которая остается в корыте под точильным камнем после того, как наточат ножи и топоры. В эту воду (севрус. точильница) кладут еще и ржавое железо.

Древесная кора (дуб, корье) служила основным материалом при окрашивании не только кожи, но и тканей. Дубить — общее для всех восточных славян выражение, означающее окрашивание кожи и тканей дубовой или другой древесной корой. Севернорусское название полотняного сарафана дуб’ас берет начало от окрашивания полотна дубом, то есть древесной корой

Кубовое крашение

Исключительную по прочности и красоте окраску в синий цвет дает так называемое окрашивание кубом. Окрашивание ведется рядом способов, среди которых различаютследующие: содовый, поташный, купоросный и другие кубы.

Удобнейшим является содовый куб: 500 г пшеничных отрубей погружают в котел с 5­6 л воды, нагревают в течение 1­2 ч, охлаждают до 50­60 °С и прибавляют хорошо смешанные: 45 г индиго, 45 г соды и 10­12 г гашеной извести, все это оставляют прикрытым на 2­3 дня, изредка помешивая, до развития брожения и образования куба. Признаком хорошо удавшегося куба считается раствор янтарно­желтого цвета с пленкой наверху, имеющей синевато­красный отлив. Чтобы брожение происходило правильно, нужно все время поддерживать раствор теплым. Если брожение проходит бурно, нужно прибавить немного извести.

Для окраски берут сначала только половинное количество полученного куба, так называемой матки, и смешивают с 10 л воды, в которой растворено 40­50 г соды. Такой раствор может окрасить 1,5­2 кг шерсти. Перед окраской шерсти ее смачивают и в мокром отжатом виде погружают на 30­35 мин в куб под уровень раствора. Затем ткань или пряжу вынимают, отжимают и развешивают сушиться на воздухе. Материал сначала окрашивается в желтый цвет, который быстро зеленеет, а под конец синеет. Окрашенный в синий цвет материал промывают в мыльной воде и прополаскивают в обыкновенной.

Для получения очень темного цвета окрашенный материал до промывки мыльным раствором несколько раз погружают в кубовый раствор. Если во время окраски цвет раствора ослаб, нужно прибавить немного краски из «матки» до получения первоначального цвета красочного раствора.

Ситец

Ситец (от нидерл. sits; первоисточник — санскр. ситрас — пестрый) — легкая хлопчатобумажная гладкокрашеная или набивная ткань полотняного переплетения, вырабатываемая из сурового миткаля с помощью красильно­отделочных операций. Обыкновенно плотность ситца составляет от 80 до 100 г/м. Ситец используется для пошива легкой верхней одежды, мужских сорочек, постельного белья и т.п.

Надо отметить, что набивной ситец появился в XI веке в Каликуте. Ситец упоминается в индийской литературе в XII веке писателем Емакандрой как набивная ткань с рисунком лотоса.

Ситец пользовался огромной популярностью в России и в Советском Союзе. В СССР, в условиях дефицита тканей, именно дешевый ситец яркой раскраски (известно выражение «веселенький ситчик») шел на платья женщинам и «семейные» трусы мужчинам.

Поскольку первое, что необходимо в доме молодоженам, — изделия из ткани (занавески, постельное белье, домашняя одежда…), первую годовщину свадьбы называли ситцевой. На нее принято было дарить постельное белье, полотенца и другие изделия из ткани.

Когда мы говорим о российских традициях набойки тканей, первое, что приходит на ум, — ивановский ситец. Поэтому, как бы мы ни хотели, мы не можем пройти мимо этой темы.

Ситец традиционно и в большом количестве производили в Иванове, центре ткачества в стране, за что город иногда называли «ситцевым городом».

В конце XVI — начале XVII веков Иваново становится центром производства льняных холстов. Во второй половине XVII века в Иванове уже существовало большое количество заведений, занимавшихся отбелкой и окраской полотен в различные цвета, а также множество набойных изб, где холсты с помощью деревянных манер и масляных красок украшались разнообразными рисунками. Набойку делали и на заказ, и на продажу.

Рис. 9. Набойщики ситца в дореволюционной России

Рис. 9. Набойщики ситца в дореволюционной России

Процесс набойки, на первый взгляд несложный, требовал от мастера особой сноровки и внимания (рис. 9). Набойка происходила обычно в просторной светлой горнице. На большом столе раскладывалось предназначенное для набивки полотно, рядом ставился небольшой стол, на котором лежали перевернутые рисунком вверх набойные резные доски. Толстый кусок войлока, помещенный в металлический ящик, пропитывался краской, которую размазывали специальной щеткой. Мастер­набойщик (крашенинник, синильник, синильщик, красильник, колотильщик, выбойщик) прижимал резную сторону манеры к краске, накладывал на размеченное полотно и «пристукивал» кулаком или деревянной колотушкой — чокмарем. Над столом находились жерди­вешала, через которые набойщик перекидывал набитую ткань для просушки. Имелись также орудия для растирания и смешивания красок, котлы или чаны для их заваривания. Все секреты набойного дела и оборудование передавалось по наследству от отца к сыну.

Манеры изготавливались для большей прочности из плотных пород дерева — дуба, граба, бука, ореха, иногда из древесины пальмы и самшита. Резчики манер, как правило народные мастера, владевшие искусством корабельной резьбы, становились впоследствии набойщиками. Многие предприниматели, организовавшие в селе Иванове мануфактуры, сначала были резчиками.

Набойки XVII­XVIII веков напечатаны с помощью одной манеры черным, коричневым или темно­синим цветом. Полученный однотонный рисунок расцвечивали яркими красками — красной, розовой, золотистой, зеленой. Таким образом набойка сочеталась с росписью. Позже для получения многоцветных рисунков стали применять две, три и более манер. Первая из них, проходная, резалась опытным мастером, так как на ней находилась основная часть узоров, тонкие линии, ажурные орнаменты. Другие, более простые в исполнении, использовались для нанесения цветовых пятен. Их изготовление доверялось подмастерьям­ученикам.

Истоки орнаментации ивановских ситцев лежат в глубокой древности и обусловлены всем ходом развития мировой и, в частности, русской народной культуры. Все, что окружало мастера­набойщика, — природная и предметная среда — служило темой для узора будущей ткани. К концу XVII века сложился устойчивый набор орнаментов, которые могли варьироваться и повторяться разными набойщиками: «лапки», «елочки», «горох», «цветы», «рубчики», «глаза» и пр. Часто для набойки использовались старинные лубки, изображения с прялок, наличников. Ранние набойки не отличались богатыми расцветками: использовались черные (сажа) и красно­коричневые (охра) краски, настой или отвар лука, ивовой коры или целого ряда трав.

Некоторые мотивы заимствовались из оформления парчовых и шелковых тканей, привозимых из Персии и Турции. Восточный огурец («андрианопольский»), часто встречающийся в текстильном орнаменте стран, расположенных на территории от Гибралтара до Сахалина, стал «фирменным» мотивом ивановских ситцев. Этот элемент рисунка с четко очерченными контурами некоторые ученые связывают с мотивом, получившим в Средней Азии название «тус­тупи» и восходящим к культу петуха или фазана, схематичные изображения которых служили раньше магическими символами­оберегами.

Справедливости ради следует отметить, что тус­туппи — это головной убор, разновидность тюбетейки, а сам орнамент чаще называют так: бодом (миндаль), ок пар (белое перо) или калампир (перец).

Набойка платков в Павловском Посаде

Особо следует сказать о павлово­посадской набойке (Мос­ковская область). Павлово­Посадская ткацко­отделочная фабрика была основана в 1812 году. После различных преобразований с 1880 года фабрика начинает массовое производство чистошерстяных и полушерстяных платков и шалей и становится одним из основных поставщиков платков и крупнейшим платочно­набивным производством дореволюционной России. Своими великолепными изделиями фабрика вытесняет с внутреннего рынка шерстяные платки, ранее ввозившиеся из Германии и Австрии.

Рисунки этих изделий изображали садовые и полевые цветы, обрамленные листьями и травами. Это пионы, ромашки, тюльпаны, колокольчики и др. Но главным декоративным мотивом была роза, в прорисовке которой мастера фабрики достигли высокого совершенства.

Шали были необыкновенно разнообразны по композиционным построениям. Узор в них образовывался и цветочными гирляндами, которые, начиная с середины, концентрическими кругами, постепенно расширяясь, передвигались к кайме и гирляндами, как бы подвешенными на небольших букетиках и плавно изгибавшимися к углам и сторонам платков, и большими сочными букетами, располагавшимися также по углам и сторонам шали. Между крупными элементами узора и гирляндами, а также в центре шали, как правило, располагались мелкие, изящно прорисованные бутоны цветов или небольшие группы бутонов и листьев. Фоны шалей большей частью были черными, вишневыми и зелеными. Наряду с этим немало шалей печаталось по светлым фонам — желтым и золотистым. Очень любимы также были шали на слегка кремовом, естественном фоне шерсти.

Процесс набойки платка — сложный и длительный. Сначала сотканную материю отбеливали, затем она проходила ряд подготовительных операций перед окраской. Ткань нарезали по величине платков, укрепляли на деревянной раме, для набивки наиболее сложных узоров приклеивали к столу, обтянутому толстым сукном или войлоком.

В зависимости от величины платка узор набивался четырьмя, 16 или 24 частями (рис. 10). Каждая из частей узора воспроизводилась на набивной доске — деревянной форме. Для этого с рисунка, предназначенного к исполнению, «снимали кальку», то есть абрис рисунка переводился на промасленную бумагу, причем контур каждой краски делался отдельно. Рисунок прибивали гвоздиками по углам и легким перестукиванием молоточка переносили карандаш с кальки на слегка увлажненное дерево.

Рис. 10. Сложный процесс набивки павлово-посадского платка

Рис. 10. Сложный процесс набивки павлово-посадского платка

О деревянной резной доске для набойки стоит сказать особо. Для ее изготовления используют породы деревьев, обладающих большой плотностью и твердостью: грушу, самшит, орех, белый клен, бук.

После переведения рисунка мастер выбирает из доски фон, оставляя неприкосновенной печатную плоскость узора. Всю форму пропитывают лаком, чтобы предохранить ее от воздействия влаги при работе красками. С выпуклых частей формы счищают лак, чтобы к ним приставала краска, а фон и края формы, покрытые лаком, остаются защищенными. В приготовленной форме с внутренней стороны выбираются два углубления для пальцев печатника. Бока формы и тыльную часть окрашивают масляной краской, и форма для одной краски (цвета) готова.

Процесс печати следующий. На стол натягивается ткань. На ткань накладывают и прижимают доску (готовую печатную форму) — на ткани остается отпечаток рисунка одного цвета. Набив первую, чаще всего светло­розовую краску, продолжают печатать другой светлой краской — обычно зеленой. Потом, по установленному веками порядку, набивают вторые, третьи краски и т.д. Обычно сначала идет контур, потом самая светлая краска, темнее, еще темнее и т.д. до самой темной.

После нанесения красок таким же образом набивается грунт, составляющий общий фон платка.

Кубовые красители

Кубовые красители — нерастворимые в воде красители, содержащие в молекуле карбонильные группы, соединенные между собой системой сопряженных связей. В щелочной среде под действием восстановителей (обычно Na2S2O4) при 50-80 °С карбонильные группы легко переходят в снольные с образованием водорастворимых солей C-ONa.

Енольные формы красителей являются лейко-соединениями. Они обладают сродством к целлюлозным волокнам, хорошо сорбируются ими. Кубовые красители образуют яркие окраски широкой гаммы цветов и оттенков, отличающиеся высокой устойчивостью к физико-химическим воздействиям.

Природные кубовые красители (индиго и 6,6-диброминдиго) были известны еще в древности; индиго восстанавливали в чанах — «кубах», отсюда и название красителей. По химической классификации, кубовые красители — главным образом полициклические и антрахиноновые красители; в особую группу выделены индигоидные и тиоиндигоидные.

Применяют кубовые красители преимущественно для окрашивания хлопка, льна, вискозных волокон и их смесей с полиэфирными, а также меха в серый и коричневый цвета. Производят эти красители в виде порошков, содержащих 50-70% облагораживающих наполнителей — смачивателей и главным образом диспергаторов, а также в виде паст для крашения и печати с содержанием 10-20% красителя. Порошки для крашения предназначены для щелочно-восстановительного и лейко-кислотного способов крашения, тонкодисперсные порошки и пасты — для суспензионного способа, пасты для печати — для печатания тканей.

Пасты текучи, легко дозируются, морозоустойчивы, содержат антифриз, диспергатор, электролиты, а также катализатор восстановления (напр., 2,6- или 2,7-дигидроксиантрахинон, их смесь или аценафтенхинон).

Крашение включает следующие стадии:

  • восстановление кубовых красителей в лейко-соединение;
  • сорбция его поверхностью окрашиваемого волокнистого материала и диффузия в толщу волокна;
  • окисление лейко-соединения в волокне до исходной нерастворимой хинонной формы красителя;
  • мыльная обработка окрашенного материала.

При щелочно-восстановительном способе крашения кубовые красители подразделяют на четыре группы:

  • окрашивающие при 20-25 °С в присутствии небольших количеств NaOH и высокой концентрации электролита (лейко-соединения этих красителей обладают низким сродством к волокну);
  • окрашивающие при 40-50 °С в присутствии меньшего количества электролита и несколько повышенной концентрации NaOH;
  • окрашивающие при 60 °С при повышенном содержании NaOH в отсутствие электролита;
  • с высокой температурой крашения в присутствии высокой концентрации NaOH.

При крашении по щелочно-восстановительному способу готовят маточный (концентрированный) раствор лейкоформы красителя. Для этого краситель смешивают с водой в однородную массу и затем восстанавливают в течение 15-20 мин при 50-80 °С в растворе, содержащем 2/3 общего количества NaOH и Na2S2O4, необходимого для крашения. Маточный раствор разбавляют раствором, содержащим 1/3 общего количества NaOH и Na2S2O4, до получения нужного объема красильного раствора (чаще всего из расчета 10 мл раствора на 1 г волокна). В этом растворе окрашивают материал в течение 50-60 мин при оптимальной (25-60 °C) температуре.

Окисление лейко-соединения проводят проточной холодной водой (содержит растворенный О2), раствором Н2О2, Na2Cr2O7 или другими окислителями, после чего материал подвергают обработке раствором мыла (5 г/л) или другими ПАВ.

Иногда крашение проводят при более высоких температурах (90-115 °С) в течение 35-40 мин. В этом случае в красильный раствор для производных индантрона вводят (2 г/л) глюкозу или NaNO2 с триэтаноламином.

По суспензионному способу крашения на материал наносят высокодисперсную суспензию красителя, который восстанавливают в лейкоформу непосредственно на волокне. Достоинство способа — получение окрасок высокого качества любой интенсивности не только при периодическом процессе, но и при непрерывном, когда восстановление и фиксация красителей происходят за короткое время.

Из существующих вариантов суспензионного способа крашения наиболее широко распространен непрерывный плюсовочно-запарной: ткань пропитывают (плюсуют) высокодисперсной суспензией красителя при 40-45 °С, отжимают до 60-70% привеса, сушат, затем пропитывают раствором, содержащим NaOH, Na2S2O4 и NaCl, при 20-25 °С и обрабатывают насыщенным паром (запаривают) при 102-103 °С в течение 30-60 с. При этом краситель переходит в лейкоформу, которая диффундирует внутрь волокна. Следующие затем окисление и мыльную обработку проводят так же, как и при крашении по щелочно-восстановительному способу.

По лейко-кислотному варианту суспензионного способа крашения материал пропитывают суспензией лейко-кислоты, или кубовой кислоты (см. ниже), после чего обрабатывают щелочным раствором с добавкой небольшого количества Na2S2O4. При этом лейко-кислота на волокнистом материале переходит в растворимую Na-соль лейко-соединения, которая и диффундирует внутрь волокна. Окончательную фиксацию красителя (окисление и мыльную обработку) осуществляют обычными описанными выше способами.

Кубовую кислоту получают нейтрализацией щелочно-гидросульфитного раствора лейкоформы красителя уксусной или муравьиной кислотой до рН 5,5-6,0 в присутствии веществ, препятствующих ее осаждению, например диспергатора НФ. Поскольку приготовление лейко-кислоты — сложная и трудоемкая операция, этот вариант крашения все больше вытесняется плюсовочно-запарным.

Материалы из смеси целлюлозных и полиэфирных волокон окрашивают в виде тканей, реже — в виде пряжи смесью кубового красителя и дисперсных красителей (иногда для получения слабых окрасок применяют только кубовые красители) по высокотемпературному (100-115 °С) и термозольному способам.

Широкое распространение получил последний способ: ткань пропитывают (плюсуют) тонкодисперсной суспензией смеси дисперсных и кубовых красителей при 25-30 °С, сушат при 125 °С и подвергают термообработке (термозолируют) при 200-210 °С в течение 60-120 мин для окрашивания полиэфирного волокна. Затем для окрашивания целлюлозного волокна ткань пропитывают раствором, содержащим NaOH (7-10 г/л), Na2S2O4 (2-35 г/л)
и NaCl (13 г/л), после чего запаривают при 102-105 °С в течение
70 с и промывают так же, как и при использовании только кубового красителя. Применяемые для этого способа крашения кубовые красители не должны окрашивать полиэфирное волокно, а дисперсные красители должны быть устойчивы в щелочной среде и не сублимироваться при высоких температурах.

Кубовые красители широко применяют для печатания тканей. По ронгалитно-поташному способу на ткань наносят печатную краску следующего состава (г/кг): краситель, ронгалит (NaHSO2 СН2O2 Н2O)-60-160, К2СО3-150, глицерин — 50-80, крахмальный и крахмально-трагантный загуститель — 500-700. Затем ткань сушат и запаривают при 102-105 °С в течение 8-12 мин (при этом происходят восстановление красителя с образованием К-солей лейко-соединения и диффузия его в волокно), окисляют и подвергают мыльной обработке обычным способом.

По более прогрессивному и производительному двухстадийному способу получают более интенсивные и яркие окраски; при этом для большинства красителей коэффициент использования выше на 15-20%, чем по ронгалитно-поташному. На первой стадии на ткань наносят краску, содержащую краситель и загуститель (альгинат Na), сушат и наносят проявительный состав, содержащий 80-100 г/л NaOH (32,5%-ный раствор), 60-90 г/л Na2S2O4, запаривают в течение 25-45 с при 110-120 °С, окисляют и подвергают обработке мыльным раствором обычным способом.

Кубовые красители производят под следующими торговыми названиями: кубовые (Россия), индантрены (Германия), понсолы (США), цибаноны (Швейцария), каледоны и дюрандоны (Великобритания), романтрены и солидоны (Италия), микетрены и никонтрены (Япония), хелантрены (Польша) и др.

* * *

Сейчас способом ручной набойки изображений на ткани главным образом оформляются изделия, дополняющие костюм (головные и шейные платки, косынки, шарфы, палантины, галстуки и пр.) а в последнее время и собственно костюмы, блузы, юбки, кардиганы и др.

Также ручная набойка используется для создания деталей при украшении интерьера — как домашнего, так и, например, ресторанов, детских садов и т.п. Например, для ресторанов заказываются комплекты салфеток, скатертей, занавесок, фартуков, выполненные в одном стиле и фирменной цветовой гамме.

Кроме того, часто можно видеть льняные «экологичные» сумки, которые часто выпускаются относительно небольшими партиями к различным выставкам или «зеленым» мероприятиям. Обычно они украшаются несложным рисунком в технике ручной набивки.

Таким образом, ручная набойка сейчас переживает некоторое возрождение. К сожалению, только силами энтузиастов и любителей. 

В начало В начало

КомпьюАрт 5'2014

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства