КомпьюАрт

1 - 2005

Лев Бакст

Художники книги ХХ века

Евгений Немировский

«Он — художник в душе» — это слова Александра Николаевича Бенуа из той главы его книги «Мои воспоминания», которая называется «Левушка Бакст»1. Настоящее имя Бакста — Лев Самойлович Розенберг2. Бенуа познакомился с ним в марте 1890 года и сразу же решил привлечь его к сотрудничеству в кружке, в котором угадывались контуры будущего «Мира искусства». Первые впечатления были противоречивыми. «Наружность господина Розенберга, — писал Бенуа, — не была в каком-либо отношении примечательна. Довольно правильным чертам лица вредили подслеповатые глаза («щелочки»), ярко-рыжие волосы и жиденькие усики над извилистыми губами. Вместе с тем застенчивая и точно заискивающая манера держаться производила если не отталкивающее, то все же не особенно приятное впечатление»3.

Лев Розенберг родился 27 апреля (9 мая) 1866 года в г.Гродно в семье состоятельного бизнесмена, занимавшегося биржевыми операциями. Но отец его рано умер, и на руках у старшего в семье сына остались мать, бабушка, две сестры и младший брат.

С 1883 года Лев Розенберг состоял вольнослушателем при Академии художеств. Примечательно, что первые его самостоятельные шаги в искусстве были связаны с книгой. Кто-то познакомил его с издателем, выпускавшим «книжки для народа». Для нехитрых брошюрок Лев сделал несколько рисунков пером, которые воспроизводились в технике цинкографии. На одном из них был изображен проповедник и религиозный писатель отец Иоанн Кронштадтский (Иоанн Ильич Сергиев, 1829—1908), пользовавшийся в ту пору колоссальной популярностью. На втором была представлена Жанна д'Арк на костре. Под рисунками стояла подпись «Л.Бакст». Так появился широко известный впоследствии псевдоним, происхождение которого не вполне ясно. Определенный, хотя и небольшой заработок в начале 1890-х годов давала работа в журналах «Художник» и «Петербургская жизнь».

Лев Самойлович Бакст. С портрета работы К.А.Сомова. 1906

Лев Самойлович Бакст. С портрета работы К.А.Сомова. 1906

Бенуа познакомил Бакста со своими друзьями — Валентином Нувелем и Дмитрием Философовым. «Принадлежность к еврейству, — вспоминал Бенуа, — создавала Левушке в нашем кругу несколько обособленное положение. Что-то пикантное и милое мы находили в его говоре, в его произношении... Он как-то шепелявил и делал своеобразные ударения. Нечто типично еврейское звучало в протяженности его интонации и в особой певучести вопросов»4. Смущало приятелей пристрастие Бакста к академической школе, к творчеству передвижников. Это сказывалось в выборе сюжетов картин, близких то ли к Крамскому, то ли к Маковскому. Впрочем, на все это вскоре перестали обращать внимание. Знакомство перешло в дружбу, которая с годами окрепла и выдержала в ту неспокойную и тревожную эпоху многие испытания.

Л.С.Бакст. Портрет С.П.Дягилева. 1906

Л.С.Бакст. Портрет С.П.Дягилева. 1906

Л.С.Бакст. Эскиз костюма к пьесе О.Уайльда «Саломея». 1908

Л.С.Бакст. Эскиз костюма к пьесе О.Уайльда «Саломея». 1908

Л.С.Бакст. Эскиз костюма к балету Н.А.Римского-Корсакова «Шехерезада». 1911

Л.С.Бакст. Эскиз костюма к балету Н.А.Римского-Корсакова «Шехерезада». 1911

Лев Самойлович Бакст, конечно, был прежде всего живописцем. Он успешно работал в жанре портрета. Широко известен выполненный им в 1906 году портрет Сергея Павловича Дягилева (1872—1929), написанный маслом. Не менее хороши и графические портреты, например автопортрет, выполненный в 1906 году, в котором акварель соседствовала с черным и синим карандашом. Или исполненный год спустя портрет писателя Андрея Белого (Борис Николаевич Бугаев, 1980—1934).

Л.С.Бакст. Обложка журнала «Мир искусства». 1902

Прославился Бакст и как театральный художник. Сделанные им эскизы костюмов к пьесе Оскара Уайльда (1854—1900) «Саломея», к балету Николая Андреевича Римского-Корсакова (1844—1908) «Шехерезада» или к балету Мориса Равеля (1875—1937) «Дафнис и Хлоя» подлинно графичны и могут восприниматься как иллюстрации.

Л.С.Бакст. Заставка для журнала «Мир искусства». 1901

Л.С.Бакст. Заставка для журнала «Мир искусства». 1901

Л.С.Бакст. Фронтиспис для книги А.А.Блока «Снежная маска». 1907

Л.С.Бакст. Фронтиспис для книги А.А.Блока «Снежная маска». 1907

С созданием «Мира искусства» — как сообщества, так и издаваемого им журнала — Лев Бакст стал его активным участником. Начиная с первого же года издания журнала из номера в номер в нем печаталась нарисованная им издательская марка, на которой изображен вполне реалистичный белый орел на черном фоне. В обложках и виньетках, сделанных Бакстом для журнала, почти нет растительной орнаментики, столь привычной в работах Константина Андреевича Сомова (1862—1939). Графика Бакста «населена» не цветами, листьями и бутонами, а людьми или вполне очеловеченными образами неземных существ.

На обложке первого номера «Мира искусства» за 1902 год мы видим даму в затейливой шляпке и господина в цилиндре, стоящих друг против друга и прислонившихся к стенам комнаты, интерьер которой пугает своей причудливостью. А в заставке к стихотворению Константина Дмитриевича Бальмонта (1867—1942), опубликованному в журнале в 1901 году, Бакст изображает обнаженного, но явно бесполого ангелочка, опирающегося на цилиндрическую тумбу.

Л.С.Бакст. Античное видение. Иллюстрация для журнала «Золотое руно»

Л.С.Бакст. Античное видение. Иллюстрация для журнала «Золотое руно»

Известный искусствовед Алексей Алексеевич Сидоров (1891—1978) писал: «Рисунок... Бакста подводит нас вплотную к тому торжеству графического начала, которое является характерным для “Мира искусства”»5. Поводом для такого высказывания стал находившийся в коллекции Сидорова пейзаж, сделанный художником в одной из его поездок. В отношении этого рисунка Сидоров заметил: «Поражаешься, как графично трактует природу Бакст. Очертания деревьев и кустов, гор на заднем плане и фигур стаффажа (так искусствоведы называют фигурки людей и животных, вкрапленные в пейзаж. — Е.Н.) обведены карандашным контуром, в ряде мест рисунка трактованы как кружево. В пейзаже налицо особая композиционность, равновесие частей, есть своя ритмика и своя неоспоримая декоративность. Но главной остается игра линий. В сущности, как раз то, что совершенно отсутствовало в XIX веке...» Игра линий, сближающая Бакста с Обри Бердслеем (1872—1898), о котором мы уже рассказывали нашим читателям, характерна и для «книжных» работ Льва Самойловича Бакста.

«Мир искусства» совершил, можно сказать, бескровную революцию в искусстве оформления русской книги. По словам одного из мастеров младшего поколения мирискуссников Дмитрия Исидоровича Митрохина (1883—1973), «в 1900-х годах оформление изданий стало ремесленным. Обложки, рисунки, шрифт — мелко, сухо и тощо — невыразительно. Ново, сильно и артистично было то, что печаталось, подписанное именами: Лансере, Билибин, Бакст»6. Соглашаясь с этим высказыванием, я бы, однако, вместо «в 1900-х годах» написал «к 1900-м годам», да еще изменил бы порядок имен, поставив на первое место Бакста, — хотя бы для того, чтобы соблюсти хронологию, принимая во внимание время, когда эти мастера пришли в книжное искусство.

Журнал «Мир искусство» просуществовал недолго — до конца 1904 года. Всего в свет вышло 96 его номеров. В советской литературе его оценивали однозначно: «журнал проповедовал безыдейность, аполитичность в искусстве, мистицизм»7.

Для Бакста, привыкшего к журнальной работе и любившего ее, закрытие «Мира искусства» было неприятным событием. Но вскоре он нашел новое место для приложения своих способностей — ежемесячный журнал «Золотое руно», который начал выходить в Москве весной 1906 года. Журнал издавал и редактировал Н.П.Рябушинский. Принадлежность к богатейшей московской семье позволяла ему не ограничивать себя в средствах. Журнал был в полном смысле слова роскошным — печатался параллельно на русском и французском языках на прекрасной мелованной бумаге в большом и непривычном для русской журналистики квадратном формате, обильно иллюстрировался. Предисловие к первому номеру было отпечатано золотом.

Л.С.Бакст. Обложка для журнала «Аполлон»

Л.С.Бакст. Обложка для журнала «Аполлон»

Виньетка для книги «Русский балет»

Виньетка для книги «Русский балет»

В «Золотом руне» печатались Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов, Дмитрий Мережковский. Сотрудничали с журналом ведущие художники. Первый номер иллюстрировал Михаил Александрович Врубель (1858—1910). Второй номер был отдан Константину Сомову, а третий — Виктору Эльпидифоровичу Борисову-Мусатову (1870—1905). С Львом Самойловичем Бакстом мы встречаемся в четвертом номере «Золотого руна» за 1906 год. Здесь были помещены и его автопортрет, о котором речь шла выше, и эскизы костюмов для театральных постановок. Когда «Золотое руно» прекратило существование, Л.С.Бакст начал сотрудничать в журнале «Аполлон», выходившем в Санкт-Петербурге с октября 1909-го по 1917 год. Бакст делал для этого журнала обложки, рисовал иллюстрации и виньетки.

Иллюстрировал Лев Самойлович и книги. В апреле 1907 года петербургское издательство «Оры» выпустило, а Товарищество «Вольная типография» напечатало книгу Александра Александровича Блока (1880—1921) «Снежная маска». Это была третья книга поэта, во многом программная. Тираж ее по тогдашним меркам был большой — 950 экземпляров. Шрифтовую обложку для книги, напечатанную синей и черной красками, сделал Л.С.Бакст. Ему же принадлежит фронтиспис, на котором изображен молодой человек, преследующий даму в маске.

Рисунок фронтисписа экспрессивен и динамичен. Пейзаж, на фоне которого разворачивается действие, обозначен лишь условно: заснеженные деревья на заднем плане да дом с сосульками над крыльцом. Однако молодые люди одеты совсем не по-зимнему. Лицо дамы закрыто, но современники догадывались, что под маской незнакомки таится Смерть. «С одной стороны, — пишет по этому поводу Алексей Алексеевич Сидоров, — в годы разочарования и пессимизма после временной победы реакции образы смерти чем дальше, тем больше стали входить как тема в русскую графику; с другой — «маскарадность», театральность возникла из убеждения, что внешняя видимость мнимого благополучия, официально провозглашаемого, есть обман, что задачей искусства является преодоление его»8. И Сидоров вспоминает об обложке Константина Сомова к книге «Театр. Лирические драмы» Александра Блока, где Смерть в образе скелета разделяет благополучных дам, лица которых также закрыты масками. Аналогия допустима, но говорить о влиянии Сомова на Бакста не приходится, поскольку «Театр» появился примерно на год позднее «Снежной маски».

Формат книги был небольшой, поэтому рисунок Бакста, оригинал которого не сохранился, при репродуцировании был уменьшен и от этого явно проиграл. Концовки для «Снежной маски» и издательскую марку делал представитель второго поколения мирискуссников Мстислав Валерианович Добужинский (1875—1957).

Литературные симпатии Л.С.Бакста, как и многих других художников-мирискуссников, принадлежали символистам. Но он иллюстрировал и русскую классику. В качестве примера назовем больше станковую, чем книжную иллюстрацию к «Носу» Николая Васильевича Гоголя. Впрочем, Гоголя в начале ХХ столетия иллюстрировали много и охотно такие разные мастера, как Дмитрий Николаевич Кардовский (1866—1943), Константин Андреевич Сомов, Сергей Алексеевич Коровин (1858—1908)...

Из оформительских работ Льва Бакста стоит назвать и книгу «Русский балет», выпущенную петербургским издательством «Голике и Вильборг». Здесь нас привлекают изящные и ненавязчивые штудии обнаженного женского тела.

Обобщая все написанное выше о Л.С.Баксте, нужно признать, что книга и журнал никогда не были для него местом основного приложения своих усилий. Он оставил в наследство десятки примечательных работ, но шедевров подобных «Пиковой даме» и «Медному всаднику» А.Н.Бенуа или «Книге маркизы» К.А.Сомова не создал. Хорошо сказал об этом искусствовед Николай Радлов: «Лев Бакст как график занимает во многих отношениях как бы среднее положение между Бенуа и Сомовым. Сомов, хотя и не профессионал книги, но уже специалист, мастер книги, отдающий ей весьма значительную часть своих сил. Бакст работал над книгой гораздо меньше; его влекло к другим задачам декоративного искусства. Широкий размах его декоративного дарования, его яркие, красочные замыслы не вмещались в книжный лист, и он уделял ему лишь немного времени... По характеру своего графического дарования Бакст стоит... между Бенуа и Сомовым. Он больше виньетист, чем первый, и больше иллюстратор, чем второй».9

Умер Лев Самойлович Бакст в Париже 27 декабря 1924 года. Два дня спустя Константин Андреевич Сомов писал сестре из Нью-Йорка: «Знаешь ли, что на днях умер Бакст. Подробностей я еще не знаю. Вот ушел и 2-й наш сверстник (1-й был Нурок) и это очень грустно. А как он всю жизнь боялся смерти!»10. Балеты в постановке Бакста еще долгое время шли в Париже. Друзья о нем не забывали — тот же Сомов 3 декабря 1933 года сообщал сестре: «На днях у меня были Валечка [Валтер Федорович Нувель] и Эрнст [искусствовед Сергей Ростиславович Эрнст]. Валечка пришел для того, чтобы прочесть нам письма Бакста к нему... Он их читал, подражая интонации и манере говорить Бакста. Письма написаны очень блестяще, остроумно, смешно...»11.

На родине же о Льве Самойловиче Баксте очень долго не вспоминали. Он считался эмигрантом, а значит, врагом. Хотя, строго говоря, эмигрантом из Советской России он не был, поскольку жил в Париже с 1909 года.

К сожалению, и сегодня Бакста вспоминают редко. Недавнее 80-летие со дня его кончины прошло почти незамеченным.

КомпьюАрт 1'2005

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства