КомпьюАрт

2 - 2004

Иллюстрированные издания «Мертвых душ» Н.В.Гоголя

Е.Л.Немировский

Рисунки П.М. Боклевского

Акварели П.П.Соколова и В.Е.Маковского

Издание А.Ф.Маркса

Рисунки П.М. Боклевского

Следующая, после А.А.Агина, попытка художественного воссоздания образов гениальной поэмы Н.В.Гоголя была предпринята художником­карикатуристом Петром Михайловичем Боклевским (1816­1897)1. Он был на год старше А.А.Агина — родился 12 июня 1816 года в Рязани в семье кадрового военного, дослужившегося до чина прапорщика.

По образованию П.М.Боклевский был юристом, выпускником Московского университета. Однако впоследствии он занимался в Академии художеств у К.П.Брюллова. В конце 40­х годов XIX века помогал скульптору Петру Карловичу Клодту (1805­1867), работавшему тогда над знаменитыми конными группами для Аничкова моста: Боклевский зарисовывал вздыбленных коней. К этому времени относится эпизод, достоверность которого документально подтвердить невозможно.

Рассказывали, что в Конногвардейский манеж, где работал П.К.Клодт, как­то приехал император Николай I. Здесь­то и привлек его внимание юноша с густой гривой откинутых назад иссиня­черных волос.

— Кто это? — спросил царь. — Иностранец?

— Никак нет, — ответили ему. — Русский подданный, художник Боклевский.

— И, конечно, либерал! — заметил Николай2.

Облик художника тех лет превосходно передан в автопортрете, написанном в 1848 году.

Самостоятельную жизнь в искусстве Боклевский начинал с портретной живописи и карикатур. Затем занялся иллюстрацией, но не книжной, а станковой.

В 1858 году был издан его альбом «Галерея гоголевских типов», в котором было собрано 14 воспроизведенных посредством литографии рисунков к «Ревизору». Альбом этот имел успех и впоследствии неоднократно переиздавался. В 1859­1860 годах вышел в свет альбом литографий П.М.Боклевского к комедиям Александра Николаевича Островского (1823­1886). Издавался он отдельными выпусками — по пять литографий в каждом. Так были иллюстрированы «Свои люди — сочтемся», «Бедная невеста». «Бедность не порок», «Не в свои сани не садись», «Не так живи, как хочется», «Сцены из купеческой жизни».

Далее Боклевский вернулся к «Ревизору», выпустив в 1863 году альбом «Бюрократический катехизис» с пятью сценами из бессмертной комедии. На очереди были «Мертвые души». Отныне гоголевская тема стала главной в творчестве Петра Михайловича.

По мнению первого биографа П.М.Боклевского Константина Станиславовича Кузьминского (1875­1940), определяющее воздействие на решение художника взяться за иллюстрирование «Мертвых душ» оказала статья В.Н.Майкова, о которой шла речь выше. «На эту мысль, — пишет Кузьминский, — наводит нас следующее обстоятельство. Именно те два портрета из альбома Бернардского, которые понравились В.Майкову, очень сходны с портретами Боклевского. Собакевич и Плюшкин обоих художников носят такие несомненные черты сходства, что нельзя сомневаться в влиянии Агина на Боклевского»3.

Над иллюстрациями к «Мертвым душам» Боклевский начал работать в 1860­х годах. Сохранилось множество карандашных эскизов, рисунков и цветных акварелей. Среди их героев — и основные персонажи «Мертвых душ», и второстепенные лица. Далеко не все из этих работ изданы.

Первая публикация появилась лишь в 1875 году, когда 23 выполненных акварелью портрета гоголевских героев были опубликованы в московском журнале «Пчела». Их воспроизводили в технике ксилографии, и в результате рисунки много потеряли. Доски, с которых печатались рисунки, впоследствии без разрешения художника использовались в нескольких изданиях «Мертвых душ». Боклевский даже подавал в суд на издателей этих книг, но безрезультатно.

Публикация была продолжена на страницах журнала «Живописное обозрение», где в 1879­м, 1880­м и 1887 годах появились еще семь рисунков.

Первое самостоятельное издание — «Альбом гоголевских типов» — увидело свет в Санкт­Петербурге в 1881 году. Осуществил его некий Н.Д.Тяпкин. Здесь было воспроизведено 26 рисунков, которые ранее публиковались на страницах журналов. Печатались они с тех же ксилографических досок. Предисловие к альбому написал литератор Владимир Яковлевич Стоюнин (1826­1888). «Его Плюшкин, Коробочка, Фетинья, Петрушка, Ноздрев, Мижуев, Собакевич, Бетришев, Манилов, учитель Чичикова, повытчик, Петух, Кувшинное Рыло, приказчик­баба и другие, — писал Стоюнин об образах Боклевского, — типичны не только в общем смысле, но и как русские физиономии времен “Мертвых душ”. Кажется, все эти люди знакомые, с которыми когда­то встречался. В них хочется вглядываться, чтобы угадать, что творилось в их душах, когда на их лицах вырезывались те или другие черты, — они необходимое дополнение к рассказам Гоголя».

Издание 1891 года неоднократно перепечатывалось без каких­либо изменений. В 1884­м и 1885 годах это делал петербургский типограф С.Добродеев, в 1889­м, 1890­м, 1895 годах — петербургский же типограф Э.Гоппе. Во всех этих изданиях акварели П.М.Боклевского были репродуцированы в технике ксилографии.

В издании, которое в 1895 году осуществил московский издатель Владимир Гаврилович Готье, техника воспроизведения была другая — фототипия. Этот новый по тем временам и дорогостоящий репродукционный процесс позволил воспроизвести акварели Боклевского значительно ближе к оригиналу, чем позволяла сделать ксилография. Предисловие к альбому написал писатель Леонид Андреевич Бельский.

Альбом 1891 года с рисунками Боклевского был факсимильно репродуцирован и в Германии. Это сделало в 1952 году берлинское издательство «Рюттен унд Лонинг».

В качестве иллюстраций рисунки П.М.Боклевского в дореволюционные годы использовались нечасто. Наиболее полно они были представлены в 5­м томе «Полного собрания сочинений» Н.В.Гоголя, предпринятого в 1912 году московским издательством «Печатник».

В послереволюционные годы рисунки Боклевского воспроизводились реже, чем работы А.А.Агина и Е.Е.Бернардского. Мы встретим их, например, в издании «Мертвых душ», предпринятом Гослитиздатом в 1952 году, или же в 5­м томе «Собрания сочинений» Н.В.Гоголя, которое то же издательство выпустило год спустя. Здесь акварели воспроизведены в технике автотипии. Семь иллюстраций в «Собрании сочинений» напечатаны на мелованной бумаге на отдельных листах. Это овальные погрудные изображения Чичикова, Манилова, Ноздрева, Собакевича, Плюшкина, капитана Копейкина, Тентетникова.

Собственно говоря, это даже не иллюстрации, а как бы портреты героев с основательным психологическим подтекстом. Жанровые сцены, в противоположность А.А.Агину, П.М.Боклевского интересовали меньше. Работая над персонажами, художник вспоминал свою юность, проведенную в Рязанской губернии. «Я помню их, — писал он впоследствии о своих гоголевских героях, — я помню их совершенно таких, я их встречал в то время в массе кругом. Это не карикатуры, нет, это живые люди».

Утверждению этому противоречит мнение Н.С.Лескова, высказанное в той небольшой заметке, о которой мы уже рассказывали. «Рисунки Боклевского славятся своей веселостью, — писал Лесков, — и в этом смысле они очень хороши, но они впадают в шарж и даже в карикатурность, а потому их нечего и сравнивать с рисунками Агина, который рисовал очень правильно и старался дать типы гоголевских лиц, которые были ему знакомы, как современнику»4.

Портретное сходство с агинскими персонажами очевидно. Но есть и различия. Чичиков у Боклевского более благообразен, современники говорили о наполеоновских чертах, свойственных этому образу. К образу главного героя «Мертвых душ» художник возвращался неоднократно. Известен карандашный эскиз, впоследствии лишь с небольшими изменениями повторенный в овальном портрете. Чичиков здесь изображен с чуть склоненной головой. У него толстые щеки, второй подбородок, слегка крючковатый нос, небольшие залысины. На лице заученная, словно приклеенная улыбка. Сохранился и карандашный рисунок, изображающий Чичикова во весь рост, угодливо склонившегося перед невидимым собеседником, с правой рукой, прижатой к груди, и с левой, держащей снятый картуз.

Добродушный Манилов, на лице у которого сияет блаженная улыбка, развалился в кресле. Жилет у него расстегнут, галстук на шее полуспущен. Но у Агина Манилов безус, а у Боклевского — с небольшими усиками. Есть и цветная акварель, на которой Боклевский изобразил Манилова во весь рост. Обычной для изображений этого героя «Мертвых душ» небрежности в костюме на акварели нет и в помине. Одет он, можно сказать, щегольски.

П.М.Боклевский. Автопортрет. 1848 г.

П.М.Боклевский. Автопортрет. 1848 г.

П.М.Боклевский. Чичиков

П.М.Боклевский. Чичиков

П.М.Боклевский. Ноздрев

П.М.Боклевский. Ноздрев

П.М.Боклевский. Манилов

П.М.Боклевский. Манилов

Собакевич на овальном портрете П.М.Боклевского почти целиком следует гоголевским описаниям. Набыченное, угрюмое лицо, туловище, почти лишенное шеи...

У лихого Ноздрева, который у Агина безусый, лихо закрученные усы. Он, как у Гоголя, «говорун, кутила, лихач». На голове — сдвинутый на макушку картуз.

После «Мертвых душ» П.М.Боклевский иллюстрировал А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Л.Н.Толстого, И.С.Тургенева, П.И.Мельникова­Печерского. Как правило, делал он это в излюбленном им жанре психологического портрета. В большинстве своем работы эти при жизни художника изданы не были.

В последние годы жизни П.М.Боклевский жил в Москве. Облик его разительно изменился. На автопортретах мы видим благообразного старика с окладистой седой бородой. Таким его запомнил и писатель Владимир Галактионович Короленко (1853­1921), который в письме к К.С.Кузьминскому вспоминал: «Лично я сохранил воспоминания о красивом старике с молочно­белыми волосами и печатью какого­то особенного артистического изящества. Я видел оригиналы его иллюстраций к ”Мертвым душам”. Это были рисунки карандашом и соусом, в старинной манере, с необыкновенно тонкой отделкой. При тогдашнем средстве воспроизведения рисунков эта тонкость передачи совершенно исчезала, и... когда автор увидел свои рисунки изданными в альбоме — для него это было истинное горе...». Короленко подчеркнул, что «лучших иллюстраций к Гоголю после рисунков Боклевского (в оригинале) я не встречал, а Павла Ивановича Чичикова я уже и не представляю, как в образе, данном Боклевским».

Павел Михайлович Боклевский умер 10 января 1897 года в Москве. Прах его перевезли на родину — в Рязанскую губернию и похоронили в Свято­Духовом монастыре.

В начало В начало

Акварели П.П.Соколова и В.Е.Маковского

Иллюстрировал «Мертвые души» и Петр Петрович Соколов (1821­1899)5. Он был сыном живописца Петра Федоровича Соколова (1791­1848), прославившегося своими акварельными портретами. Художниками стали и младшие братья Петра Петровича — Павел (1826­1905) и Александр (1829­1913).

П.П.Соколов учился в Академии художеств, но не окончил ее. В молодости много путешествовал по России; впечатления, полученные тогда, несомненно, оказали воздействие на его будущие работы и прежде всего на иллюстрации к «Мертвым душам». Вернувшись в Петербург, он проявил интерес к работам над сюжетами произведений русской художественной литературы. Ему были близки произведения Н.А.Некрасова, давшие темы для таких работ Соколова, как «Родины в поле» и «Похороны». Акварельные рисунки на некрасовские темы были опубликованы в хромолитографском воспроизведении весьма низкого качества, а рисунки к рассказам И.С.Тургенева так и остались неопубликованными.

В годы войны за освобождение Болгарии рисунки П.П.Соколова часто публиковались в журналах и сделали имя художника известным.

К иллюстрированию «Мертвых душ» Петр Петрович Соколов обращался дважды. Вначале был выполнен цикл цветных акварелей, которые в настоящее время находятся в Государственном Русском музее. Через много лет, уже в 1890­х годах, художник возвратился к этой теме, решив ее на этот раз средствами черно­белой акварели. Работы эти разнообразны и разноплановы. Это и жанровые зарисовки, и пейзажи, и бытовые сцены. Их созданию предшествовала большая подготовительная работа; сохранилось немало предварительных набросков, в большинстве своем неопубликованных.

Соколов порой обращал внимание на те эпизоды гоголевской поэмы, которые для читателя проходят почти незамеченными. Такова, например, черная акварель «Чичиков в постели», где главный герой «Мертвых душ», ночующий в доме Коробочки, приподняв голову, задувает свечу.

Его акварельные рисунки к «Мертвым душам» были опубликованы первоначально в виде почтовых открыток в начале 1890­х годов. Тогда же, в 1891 году, цветные акварели были изданы и в виде альбома, содержащего 12 листов6. Отметим, что в него не вошли многочисленные предварительные наброски, подчас имеющие самостоятельное значение. Да и многие вполне законченные работы здесь не представлены.

В печати появились вполне благожелательные отзывы. Н.С.Лесков в уже цитировавшейся нами заметке 1892 года писал: «Новейшие рисунки П.Соколова — превосходны и похвалены в газетах по достоинству (в них особенно достойна внимания обстановочная сторона, которая бедна у Агина); но у г.Соколова в его альбоме всего 12 картин, и, сообразно этому, значит, изображено только 12 сцен»7. По мнению искусствоведа и книговеда, члена­корреспондента Академии наук СССР Алексея Алексеевича Сидорова (1891­1978), «по живописной силе черной акварели рисунки П.П.Соколова не имели себе равных»8.

Акварели П.П.Соколова, если говорить строго, иллюстрациями назвать нельзя. Изначально они не были предназначены для книги. Это были работы «на тему», достаточно широко распространенные в то время. В какой­то мере они были близки к исторической живописи, хотя и трактовали события сравнительно недавнего времени. Как и в исторической живописи, здесь важны были детали интерьера, костюмы героев.

«Портрет» в соколовском цикле только один — изображенный во весь рост капитан Копейкин (если не считать предварительных набросков, где «портреты» преобладают). Остальные же композиции большей частью многофигурны. Если А.А.Агин и П.М.Боклевский изображали Собакевича наедине с судаком, с которым он так ловко расправился, то П.П.Соколов показывает нам завтрак у полицеймейстера комплексно, со множеством персонажей, а Собакевича мы видим где­то на заднем плане.

Сцена на балу как бы делится на две части: слева мужчины играют в карты, справа же изображены многочисленные танцующие пары.

Интересует Соколова и пейзаж. Он рисует, например, усадьбу Манилова, расположенную на гребне заросшего кустарником холма. (Заметим в скобках, что некоторые искусствоведы видят в этом рисунке усадьбу Тентетникова.) Дом Плюшкина Соколов рисует вблизи. Он вводит нас и внутрь этого дома. Фигуры Чичикова и Плюшкина теряются на этом большом рисунке, где господствует обстановка комнаты, заполненной мебелью и самыми различными вещами.

Особенности и детали лиц героев, столь подробно выписанные у А.А.Агина и П.М.Боклевского, П.П.Соколова интересуют мало. В сцене на конюшне у Ноздрева этот персонаж изображен с небольшими бакенбардами. А на другом рисунке, где Чичиков и Ноздрев играют в шашки, бакенбарды героя превращаются в бороду.

П.П.Соколов. Чичиков в постели. Акварель

П.П.Соколов. Чичиков в постели. Акварель

 

В качестве книжных иллюстраций некоторые из черных акварелей П.П.Соколова впервые были использованы в 1911­1912 годах в «Иллюстрированном полном собрании сочинений» Н.В.Гоголя, предпринятом московским издательством «Печатник». В 1947 году 25 рисунков П.П.Соколова были воспроизведены на отдельных листах в издании, выпущенном Гослитиздатом в серии «Русская классическая литература». Это парадное издание можно назвать подарочным. Оформлял его культовый художник тех лет, в прошлом конструктивист, а затем убежденный сторонник и проводник традиций реализма Николай Васильевич Ильин (1894­1954). Рисунки Соколова были воспроизведены фототипией на особо плотной высококачественной бумаге. Кроме законченных иллюстраций, здесь были и предварительные наброски гоголевских типажей, которые собрали по 7­8 рисунков на листе.

К поэме Н.В.Гоголя проявил интерес и живописец­передвижник Владимир Егорович Маковский (1846­1920)9. Он получил образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Все, что было сказано о П.П.Соколове, справедливо и по отношению к Маковскому. Этот художник охотно рисовал пером и писал кистью на темы произведений русской художественной литературы, не предназначая свои работы на роль иллюстраций, хотя в дальнейшем они и использовались в книгах. Как и Соколов, он охотно уделял внимание «побочным» темам: в акварелях к «Мертвым душам» художник проявляет внимание к второстепенным персонажам — к будочнику, к крестьянам.

Акварели В.Е.Маковского на темы «Мертвых душ» были исполнены в 1901­1902 годах. В книгах они были опубликованы лишь трижды: в 1902 году в издании «Народной пользы», а также в 1948­м и 1952 годах на страницах изданий Гослитиздата.

По словам А.А.Сидорова, «как иллюстратор “Мертвых душ” передвижник Владимир Маковский неоспоримо уступает Петру Соколову»10.

Издание 1948 года выполнено в небольшом формате. Акварели В.Е.Маковского при этом были сильно уменьшены, что, конечно, не пошло им на пользу. Всего было репродуцировано 25 рисунков. В большинстве своем это репродукции черно­белые, и лишь несколько из них исполнены в цвете. Качество печати оставляет желать лучшего.

«Портретов» среди рисунков Маковского нет, если не считать изображения Манилова, встречающего Павла Ивановича Чичикова на пороге своего дома. Для Маковского исключительно важен интерьер, насыщенный предметами обстановки и различными вещами, изображенными с максимальной документальностью. Он охотно обращается к пейзажу. Так, на первом рисунке, изображающем приезд Чичикова в губернский город NN, мы видим невысокие покосившиеся домишки, грязную улицу и свинью со множеством поросят, которые копошатся в луже… А вот самого героя здесь нет — он еще не вышел из только что подъехавшей брички. Мы встретим его лишь на втором рисунке, где он выходит из экипажа. Вообще, художник больше любит многофигурные композиции, обильно населенные персонажами, такие, например, как Чичиков на балу.

К изданию 1952 года было приложено всего четыре листа иллюстраций В.Е.Маковского.

Заметим в заключение, что в Государственном Русском музее есть акварель на темы «Мертвых душ», выполненная его старшим братом Константином Егоровичем Маковским (1839­1915). Изображает она приезд Чичикова к Плюшкину. В этом рисунке художника значительно больше, чем характеры героев, интересуют детали интерьера комнаты, в убранстве которой ничего не говорит о скупости хозяина.

В начало В начало

Издание А.Ф.Маркса

В начале ХХ столетия иллюстрированное издание «Мертвых душ» решил предпринять петербургский издатель Адольф Федорович Маркс (1838­1904), выпускавший иллюстрированный журнал «Нива» и весьма популярные, расходившиеся по всей России, приложения к нему — собрания сочинений классиков художественной литературы. «Надо сказать, что мысль о таком издании “Мертвых душ” Гоголя, — писал он впоследствии, — была издавна нашей излюбленной мечтой; она не оставляла нас с первого момента приобретения нами прав собственности на полное собрание сочинений Гоголя; но многие серьезные заботы, связанные с этим приобретением, многие обязательства, которые оно на нас налагало, вынудили нас несколько замедлить выполнение давно задуманного плана»11.

Проще всего было использовать в новом издании рисунки Агина, Боклевского и Соколова. Но Маркс сразу же отказался от этого. К тому же рисунки Агина, как мы уже говорили, ему не нравились, он не раз называл их «довольно неудачными». Вообще, по его мнению, «к произведениям нашего несравненного юмориста художники точно боялись прикоснуться».

Издание же свое Маркс решил выполнить «настолько совершенно, чтобы оно, по возможности, было достойно великого творения Гоголя». «Мы не останавливались при этом, — писал он, — ни перед какими препятствиями, не жалели ни трудов, ни усилий, ни издержек, ни времени — лишь бы добиться желаемых результатов».

Подготовкой издания в течение пяти лет занимался сам А.Ф.Маркс. Денег он действительно не жалел. «Когда Адольф Федорович брался за новое роскошное издание, — вспоминал современник, — он никогда не мог избавиться от искушения отойти от первоначальной сметы. Сначала он делал это нерешительно: увеличивал размеры рисунков и количество их, постепенно доводя до двойного и тройного числа; затем он увеличивал формат издания и, наконец, совершенно неожиданно накидывал на прежнюю смету лишних тысяч пятьдесят. Дойдя до такого решения, уже не отступал, а, развернув все паруса, шел против ветра. В разгар издания он работал над ним во что бы то ни стало — не спал, не ел, но каждую страницу штудировал хозяйским глазом»12.

На первых порах Маркс разослал фотографов во все концы России, в самые захолустные ее уголки, где еще сохранились следы чичиковских времен. Как рассказывал еще один современник издателя, «каждая мелочь, каждая деталь каждый аксессуар чичиковской эпохи [были] тщательно проверены, зарисованы, сфотографированы»13. Весь этот материал был передан художникам.

К.Е.Маковский. Чичиков у Плюшкина. Акварель

К.Е.Маковский. Чичиков у Плюшкина. Акварель

Поручать кому­либо одному работу над иллюстрациями издатель не хотел. По его словам, он боялся «однообразия». Но главное, один художник делал бы эту работу слишком долго. Поэтому был создан коллектив, руководить которым взялся писатель и историк искусства Петр Петрович Гнедич (1855­1925). Художники в состав группы вошли грамотные, но не слишком известные. Пейзажи делали Н.Н.Бажин и Н.Н.Хохряхов, бытовые сцены — В.А.Андреев, А.Ф.Афанасьев, В.И.Быстренин, М.М.Далькевич, Ф.С.Козачинский, И.К.Маньковский, Н.В.Пирогов, Е.П.Самокиш­Судковская. А орнаментику — узорные инициалы и виньетки — Н.С.Самокиш. Почти все эти мастера получили образование в Академии художеств и состояли членами Товарищества передвижных художественных выставок. Широкой публике они были мало известны, лишь немногие из них впоследствии прославились.

Самым молодым из этих художников был Владимир Антонович Андреев (1872­?), воспитанник Киевской рисовальной школы, позднее учившийся у Василия Васильевича Матэ (1856­1917) в Академии художеств. Он сотрудничал преимущественно в сатирических журналах.

Алексей Федорович Афанасьев (1850­1920)14 работал как живописец, но занимался и графикой. Он сотрудничал в сатирических журналах, где публиковал граничащие с карикатурой акварельные зарисовки из жизни старой Руси. Афанасьев охотно занимался и книжной иллюстрацией. Известны его рисунки к «Коньку­горбунку» Петра Павловича Ершова (1815­1869), опубликованные на страницах журнала «Шут».

Художник­пейзажист Николай Николаевич Бажин (1856­1917)15 рисовал как пером, так и кистью. Некоторое время он участвовал в движении народовольцев, был выслан из Петербурга, но затем вернулся в столицу.

Валентин Иванович Быстренин (1872­1944), как и В.А.Андреев, учился в Киевской рисовальной школе. Работал преимущественно в технике офорта.

Мечислав Михайлович Далькевич (1861­1941 или 1942) был наиболее активным участником издания 1901 года. Именно ему, наряду с П.П.Гнеди­чем, и было поручено руководство художественным коллективом. Далькевич активно сотрудничал во многих журналах, рисовал для «Живописного обозрения», «Нивы», «Стрекозы». Известны его литографии, выполненные по мотивам «Анны Карениной» и «Холстомера» Л.Н.Толстого. Как художественный критик он сотрудничал в «Ниве» и ведал художественной частью этого исключительно популярного журнала. Его иллюстрации в издании 1901 года исполнены под сильным воздействием А.А.Агина. Таков, например, портрет Ноздрева, сидящего в кресле с чашкой в одной руке и с чубуком — в другой. Далькевич исполнил оригиналы не менее трети всех иллюстраций издания. Этот художник дожил до глубокой старости и погиб во время ленинградской блокады.

Активно работал в области книжной иллюстрации и Феодосий Сафоньевич Козачинский (1864­1922). Он иллюстрировал произведения русской классики — «Казначейшу» М.Ю.Лермонтова, пьесы А.Н.Островского...

Николай Семенович Самокиш (1860­1944)16 — наиболее известный из всех художников, принимавших участие в оформлении издания 1901 года. По словам А.А.Сидорова, он «был в своей рисуночной практике блестящим мастером нового вида рисунка — пером, системой линий, предназначенной для воспроизведения в печати при помощи цинкографии»17. В дальнейшем он работал преимущественно в области батальной живописи. Его картины, в частности «Переход Красной армии через Сиваш», принесли ему Сталинскую премию 1941 года.

Талантливая рисовальщица Елена Петровна Самокиш­Судковская (1863­1924) активно сотрудничала в издаваемом А.Ф.Марксом журнале «Нива». Рисунки ее подвергались упрекам в нарочитой красивости. Так говорили и о ее иллюстрациях к «Евгению Онегину» А.С.Пушкина в издании 1911 года.

Пейзажист Николай Николаевич Хохряков (1857­1929)18 был учеником Ивана Ивановича Шишкина (1831­1898).

На приобретение у художников прав на использование иллюстрационных оригиналов к «Мертвым душам» А.Ф.Маркс затратил около 7000 рублей — очень большие по тем временам деньги. Всего для издания 1901 года было сделано 365 иллюстраций, а если считать с концовками и виньетками, то 560. При этом 10 иллюстраций воспроизведены гелиогравюрой и напечатаны на отдельных листах. Остальные же помещены в тексте и напечатаны в технике автотипии. Издание открывалось фронтисписом — гравированным на стали и напечатанным в Германии портретом Н.В.Гоголя. Верстка книги выполнена свободно и очень умело. Рисунки сделаны в добротной реалистической манере. Что самое удивительное — оформление нельзя признать эклектичным: индивидуальные манеры художников сглажены; они как бы подстраивались один под другого.

Социальное звучание поэмы в иллюстрациях было приглушено. На этом настаивал издатель. Да таковой была и точка зрения позднего Гоголя, который в «Избранных местах из переписки с друзьями» писал: «Герои мои вовсе не злодеи, прибавь я только одну добрую черту любому из них, читатель бы помирился с ними со всеми». В так и не написанной третьей части поэмы Чичиков должен был из грешника превратиться в праведника и выступить посредником при воссоединении крестьянской России с раскаявшейся страной помещиков и чиновников.

М.М.Далькевич. Ноздрев

М.М.Далькевич. Ноздрев

Художественная критика встретила издание 1901 года холодно. Да и более поздние отзывы далеки от восторгов. Алексей Алексеевич Сидоров отмечал, что в этой книге «читатель найдет обширную галерею типов, целую серию пейзажей и видов средней полосы России, вереницу реальных бытовых сцен и тонко подмеченных художником типичных черт русской жизни первой половины минувшего столетия, одним словом, целую художественную поэму, дорисовывающую и наглядно выясняющую нам образы поэмы Гоголя»19. Но, с другой стороны, он же писал об этом массивном тяжеловесном томе, «который одной рукой почти нельзя поднять», что он «значения для нашего времени он не сохранил. Создать «художественную поэму» 12 художникам не удалось». Сидоров отметил и «невероятный разнобой между иллюстраторами и оформителями тома». По его мнению, «пейзажи из издания А.Ф.Маркса можно без труда перенести в любую другую книгу: в них нет конкретизации, образы действующих лиц обтекаемы».

А.Ф.Маркс издавал свои «Мертвые души» отдельными выпусками, которые распространялись в рамках «Иллюстрированной библиотеки ”Нивы”. Вместе с тем были выпущены и библиофильские варианты издания, напечатанные на китайской или японской бумаге.

«Мертвые души» в издании 1901 года никогда не переиздовались. Отдельные рисунки из этой книги были использованы лишь в болгарском издании 1950 года. А вот гоголевскую поэму с рисунками А.А.Агина, напротив, многократно переиздавали.

Кроме отдельного издания «Мертвых душ», А.Ф.Маркс выпустил в свет и несколько собраний сочинений Н.В.Гоголя, в которые, конечно же, была включена и гоголевская поэма. В их числе и издание, вышедшее в 15 книжках и иллюстрированное 443 рисунками.

Несколько слов еще об одном иллюстрированном издании «Мертвых душ», вышедшем в свет в первом десятилетии ХХ века. Выпустил его в Москве в 1909 году Иван Дмитриевич Сытин (1851­1934). Иллюстрировали книгу З.Пичугин и С.Ягужинский, работы которых не внесли сколько­нибудь значительного вклада в иконографию гоголевской поэмы. С.И.Ягужинский и ранее сотрудничал со знаменитым московским издателем и проиллюстрировал для него акварельными рисунками несколько детских книг, преимущественно сказок.

В начало В начало

КомпьюАрт 2'2004

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства