КомпьюАрт

1 - 2001

Свой печатный проект,

или Как я делал этикетку.

Документальная повесть

Петр Нуждин

Идея написания этой статьи родилась после того, как я узнал, что проект, о котором пойдет речь, состоялся, то есть тираж принят заказчиком и оценен на отлично. Но переживания последних дней не давали покоя и просились на бумагу. А памятуя о давних (надеюсь, взаимных) симпатиях к КомпьюАрту, я решил оформить приобретенный опыт в виде статьи, которую и предлагаю вниманию уважаемых коллег.

Оживление рынка, наблюдаемое в последнее время, не может не радовать. На смену стагнации во всех областях производства, вызванной кризисом 1998 года, приходит пусть небольшое, но развитие, дающее надежду на формирование устойчивой тенденции. Появляются новые издания, существующие газеты и журналы не просто стремятся выжить, но подумывают о расширении и обновлении, вкладывают средства в совершенствование технической базы, в обновление облика и рекламу. А это неизбежно ведет к созданию новых рабочих мест и привлекает в отрасль большое количество квалифицированных специалистов и других людей. Поэтому вопрос подготовки кадров будет актуален для дизайн-бюро и издательств еще довольно долго. Ситуация усугубляется и тем, что до сих пор ни одно учебное заведение не готовит профессиональных специалистов по препрессу: верстальщиков, операторов сканеров и пр. Для иллюстрации нынешнего положения дел с подготовкой приведу один пример. Не так давно у меня в отделе образовалась вакансия, и я решил уведомить об этом потенциальных соискателей посредством размещения соответствующего объявления на нескольких сайтах в Интернете. Поиск сотрудника привел меня к двум неожиданным выводам. Во-первых, очень мало людей серьезно относятся к поиску работы через Интернет. По объявлению за две недели позвонили или написали всего 15-20 человек, хотя, по моим представлениям, предложение было довольно заманчивым. Пару раз звонили представители рекрутинговых агентств и предлагали заплатить им деньги, и тогда уж они... из секретной базы данных... подберут такого!.. Хотя из каких источников они черпают информацию, понятно даже неспециалисту. Во-вторых, квалификация даже достаточно продвинутых, исходя из того, что они пользуются Интернетом (в том числе и для поиска работы), соискателей в среднем невысока. Сужу об этом еще и по тому факту, что многие, предлагая свои услуги, с легкостью пишут в резюме, что умеют и верстать, и рисовать, и сканировать, и т.д., хотя мы-то с вами понимаем: быть профессионалом такого широкого профиля практически невозможно. Показателен диалог с одним из претендентов, который в ответ на вопрос о том, что он умеет делать, заявил: «Умею в CorelDRAW». И когда я в развитие темы поинтересовался, что именно он умеет в CorelDRAW, собеседник долго не мог понять, о чем его спрашивают, а когда сообразил, сказал, что может и сканировать, добавив, правда, что его все-таки придется сначала этому научить. К описанному случаю, безусловно, нужно относиться как к курьезу, однако мне он представляется вполне показательным. Справедливости ради надо отметить, что среди соискателей были и весьма квалифицированные специалисты, я даже (впервые) столкнулся со случаем, когда свои услуги предлагал специалист со слишком высокой для данной вакансии квалификацией. Ему пришлось отказать с формулировкой: «Вы слишком много знаете и умеете, чтобы заниматься работой, которую мы предлагаем». Но все же, если рассматривать ситуацию в масштабе отрасли, доля сотрудников, обладающих невысокой квалификацией, значительно превышает 50%. А это, в свою очередь, снижает уровень качества выполняемых работ, негативно сказывается на отношении смежников (печатников) и, поскольку им тоже нужно на что-то жить и в силу обстоятельств приходится «демпинговать», тянет вниз уровень цен на выполнение сложных и дорогостоящих работ. Наверное, многие из нас сталкивались с клиентами, которые, узнав установленные расценки на, допустим, создание макета издания, восклицают, что за эти деньги они наймут два десятка контор, которые будут счастливы выполнить эту работу. Результат известен. К сожалению, до поры до времени только нам, а не сердитому заказчику.

Вывод, который напрашивается из всего вышесказанного, прост: давайте подтянем общий уровень культуры и быта в нашей с вами отрасли. Для этого, на мой взгляд, и нужны статьи, подобные той, которую вы сейчас читаете.

Как-то раз под вечер у меня дома раздался телефонный звонок. Знакомый спросил, не смогу ли я «сварганить» ему этикетку для изделия, которое он собирается запустить в производство (я сознательно не называю изделие, поскольку, с одной стороны, не хочу делать ему рекламу, а с другой — не хочу, чтобы читатели относились к нему с пристрастием). А почему бы и нет, подумалось мне, тем более что опыт кое-какой есть, ну а что никогда не приходилось быть и дизайнером, и технологом, и организатором производства одновременно, так это не проблема. Ну поднатужусь... Признаюсь, я не подозревал, во что ввязываюсь. До сих пор мне приходилось участвовать в подобных проектах в составе некоего коллектива, где каждый отвечал за свой участок. Проектов таких было достаточно много, и функции приходилось в них выполнять самые разнообразные: был директором проекта, дизайнером, готовил материалы для печати. Но оказалось, что совместительство, как и в других делах, порождает головную боль особого рода.

Для начала я решил изучить проблему. Посмотрел, что делают конкуренты (предприятия, выпускающие аналогичную продукцию), что создавали наши предшественники в XIX веке и в начале XX-го. Эта работа сама по себе была приятной и поучительной. К сожалению, из этикеток того времени мало что можно почерпнуть в плане технологии изготовления. Современные печатные технологии шагнули далеко вперед. (На самом деле, не всегда вперед — они просто стали другими.) Зато богатством разнообразием, а также тщательностью изготовления эти образцы просто поражают. «Напитавшись» впечатлениями, я приступил к разработке макета. После подготовительного этапа это была самая приятная работа. Абстрагировавшись от технологии, я дал своей фантазии полную свободу и придумал несколько вариантов этикетки. Вероятно, профессиональный художник, занимающийся созданием этикеток (если таковые вообще есть), подверг бы эскизы заслуженной критике, их недостатки со временем становились и для меня очевидными. На доводку всех эскизов ушло бы слишком много времени. И я предоставил право заказчику решать, какое из нескольких принципиально различных направлений, одинаково милых моему сердцу, кажется ему наиболее сообразным поставленной задаче. Мой заказчик выбрал самый традиционный по форме вариант, что было вполне предсказуемо. Как ни велико было мое желание сказать новое слово в разработке этикеток такого плана, пришлось заняться «доводкой» вполне умеренного варианта. Через какое-то непродолжительное время облик изделия был решен. Этот этап работы изначально кажется наиболее сложным и трудоемким, поскольку подразумевает согласование макета с заказчиком, а мы знаем, как это бывает непросто, особенно когда заказчик начинает диктовать свое видение проекта, на что он, честно говоря, имеет полное право. Узнав, что макет этикетки утвержден, я посчитал работу сделанной на 80%, но, как показала практика, сильно ошибся.

Надвигался срок печатания тиража. Поскольку определенный печальный опыт у меня к тому времени уже был, я решил кое в чем перестраховаться и, поелику возможно, лишить типографию некоторых способов испортить мою работу (да простят меня печатники за подобное высказывание). Первое соображение, которое пришло мне в голову: надо попытаться избежать разнооттеночности этикеток, тем более что продукция подразумевала достаточно большие тиражи, части которых, вполне вероятно, будут печататься в нескольких типографиях одновременно. Для этого теоретически существует несколько способов:

  • застолбить оптические плотности красочных слоев и скрупулезно следить за их соблюдением, контролируя каждый ...дцатый оттиск;
  • использовать смесевые краски (spot colors).

Должен отметить, что, хотя в каждой типографии есть прибор, называемый денситометром, но пользуются им обычно только на приладке. И реально проследить за соблюдением необходимых плотностей можно лишь путем самостоятельного промера образцов, что, как мы с вами понимаем, невозможно. Вместе с тем применение этого способа действительно дает положительные результаты — проверено практикой. Правда, у него есть один существенный недостаток. При малейшем нарушении совмещения красочных слоев он перестает работать. И независимо от плотности, точнее, вопреки ее скрупулезному соблюдению, вам гарантирована разнооттеночность. Поэтому пользоваться этим способом можно в случаях, когда вы имеете дело с большими, хорошо автоматизированными типографиями. Если же вы работаете с непроверенным партнером, результат способен дискредитировать саму идею. Кроме того, в рассматриваемом нами случае печать изначально предполагала шесть прогонов (CMYK + бронза + лак), а это еще более ухудшало ситуацию с совмещением. Парк печатных машин, которыми оснащены небольшие и средние московские типографии, в основном составляют 2-4-красочные машины. 6-красочные печатные машины в силу своей дороговизны и, следовательно, большего срока окупаемости не слишком распространены, поэтому я настраивался на использование 4-красочной машины в два приема. С учетом неизбежной деформации бумаги после первых четырех прогонов рассчитывать на идеальное совмещение не приходилось.

И я решил отказаться от простых триадных красок в пользу трех Pantone’ов и переделал мое изделие под печать в те же шесть прогонов, но уже таких: 3 Pantone + Black + бронза + лак. Практика показала, что я был прав, и теперь с легким сердцем могу советовать коллегам чаще использовать Pantone. Полученный результат в плане отсутствия разнооттеночности полностью оправдал мои ожидания. Но впереди ожидала засада.

Сотрудники типографии любезно предложили воспользоваться услугами их сервис-бюро для изготовления фотоформ, и я, точнее заказчик с моего одобрения принял это предложение, тем более что изготовление фотоформ входило в стоимость исполнения заказа. В пользу разумности этого шага говорит следующее соображение, которое наверняка придет в голову любому заказчику. Уж если типография имеет свое сервис-бюро, значит их совместная работа должна быть хорошо скоординирована, и уж кому как не им знать особенности технологии, принятые в типографии, например специфику изготовления спусков.

Проблемы начались сразу, как только я переступил порог этого сервис-бюро. Надо сказать, что я предварительно сделал распечатку по красочным слоям, проверил корректность файла на предмет ошибок PostScript, а также сделал комплект фотоформ и аналоговую цветопробу, для чего пришлось перевести изображение в CMYK. Изготовление цветопробы необходимо, поскольку дает представление о виде изделия в целом1.

Мой тщательно подготовленный файл стал «кривляться» с самого начала. Желая убедиться, что ничего не упустил, я попросил сделать распечатку по красочным слоям, с тем чтобы сравнить ее с той, что захватил с собой. Когда я увидел показанную мне распечатку, по моей спине пробежал неприятный холодок. Распечатка не соответствовала имеющейся у меня… абсолютно. Создалось впечатление, что на принтер был отправлен файл в цветовой модели RGB. Попытки открыть файл и разобраться в случившемся не увенчались успехом. Я получил хороший урок. Выработав привычку готовить файлы так, чтобы они были максимально «дуракоустойчивы», я привез в типографию EPS-файлы, включающие в себя все необходимое, а шрифты перевел в кривые (пути). Но, как мы с вами понимаем, этот формат одновременно становится неудобным для редактирования, если таковое необходимо. Собственно, на это и делается расчет. EPS-файлы удобно только печатать. Подправить файл в Adobe Illustrator не удалось, несмотря на все мои старания и упорство. Программа зависала на разных совершенно безобидных операциях. Грешить на несовершенство оборудования не приходилось. Сервис-бюро оснащено компьютерами G4 с хорошим набором периферийных устройств. Пытаясь разобраться в причинах зависаний, я все больше убеждался, что единственный путь добиться желаемого результата — переустановить систему, русификатор и собственно Illustrator. Когда же в довершение всего ответственный сотрудник сервис-бюро с важным видом предложил мне перекрасить EPS в QuarkXPress, я, досадуя на себя, отправился исправлять файл домой. Поездка была не напрасной: я отловил пропущенную мною опечатку, потратив на редактирование несоизмеримо меньше времени, чем ушло на дорогу, однако не решил основную проблему — несоответствия распечаток красочных слоев. Все в файле выглядело абсолютно нормально.

Как полезно бывает иногда сменить занятие! Нервная поездка по городу в час пик отвлекла меня от грустных мыслей и позволила найти еще один очевидный способ проверки моего файла — отрастрировать с помощью программного RIP, но до поры не выводить на фотонаборный автомат. Как только мы произвели эту нехитрую операцию, все встало на свои места. Я увидел хорошо знакомую и ожидаемую мной картину конфигурации красочных слоев. Причина происшедшего сбоя при выводе изображения на принтер так и осталась для меня загадкой. Способ же борьбы с подобными проблемами известен давно: если ничего не помогает, прочтите инструкцию, или, перефразируя, можно сказать так: установите программы как положено. Потратив на это действо едва ли не целый рабочий день, я, получив заверения в том, что теперь все будет в полном порядке, уехал, договорившись о моем визите к моменту приладки. По дороге домой я рисовал себе картины того, что должно происходить в это время в типографии: вот сейчас, наверное, технолог обсуждает с оператором фотонаборного автомата параметры вывода спускового макета, особенности печати моего заказа, порядок следования красок и еще какие-то очень специальные вещи, о которых я понятия не имею и о которых мне и знать не следует.

Не тут-то было. Я приехал на приладку через несколько дней вечером. Работа уже кипела вовсю. Мастер и несколько операторов деловито прохаживались вокруг машины и, перекрикивая шум, обменивались загадочными для меня фразами типа: «А ну, добавь десятку, а то маловато будет». Жизнь любого большого производства завораживает, как вид муравейника, деятельность которого подчинена строгим законам, хотя со стороны выглядит хаосом. Мы смотрели на пахнущие свежей краской оттиски, измеряли плотность, внимательно рассматривали в лупу метки совмещения, и у меня появилось приятное чувство вовлеченности в общее большое и очень полезное дело. Не смутило меня даже то, что в ответ на вопрос: «На какую плотность вышли?» — один из сотрудников ответил: «Два и семь!» Вот «зубры»: мы на два и два еле выходим, наложив все краски триады, а они одной — два и семь!

Но все было нормально. Изображение получалось ярким, четким, и к совмещению претензий, в общем, не было. Печатали в 3 Pantone и черную. На следующее утро заказ наш должен был быть упакован в пленку и отправлен на завод, где эту этикетку на что-то наклеят, и продукция начнет свой путь к потребителю.

Утренний звонок из типографии сразу испортил настроение: «Приезжайте, у нас проблемы». Перебирая в уме, что еще могло приключиться за время моего отсутствия, я отправился в типографию.

Меня ждала картина, в которой как в зеркале отражалась вся окружающая нас действительность. Первая ночная смена с достоинством откатала четыре краски, вторая — ляпнула еще одну и залила все это лаком. Рассматриваю оттиск, где бронза залила многое из того, что было с усердием выкатано предыдущей сменой. Спрашиваю рабочего:

— А технолог смотрел?

— Технолог? Мастер смотрел. Ничего не сказал.

— Вы же брак гоните, разве не видно, что там, где раньше был рисунок, теперь сплошная золотая медаль? — распалялся я.

— А что, так не сойдет, что ли?(!!!)

Зову местное начальство.

— Да, — говорят, — мы тоже засомневались, но такие пленки.

Возникла неловкая пауза, поскольку пленки были сделаны в самой типографии.

— Файл такой, — подсказал коммерческий директор.

Не буду пересказывать весь разговор. Вы догадываетесь, что он был эмоциональным. Суть его сводилась к «Ты не прав!» — «Сам неправ!» В результате удалось выяснить: ни файл, ни пробу никто не смотрел, операторы фотонаборного автомата вывели как было и то, что было. Печатник начал печатать исходя из собственного понимания процесса. И (это уж совершенно точно) вторая смена не интересовалась тем, что сделала первая.

Когда все выпустили пар, начали искать выход из создавшегося положения и, как водится, нашли. Решили надпечатать недостающее изображение сверху, благо формировалось оно одной черной краской.

Ранее мы с вами уже упоминали проблемы, связанные с совмещением красочных слоев при печати в два захода. Так вот, в моем случае они выплыли, как говорится, во всей красе. Лист перекосило, и попасть было очень трудно, хотя практика показала, что, в принципе, это возможно. Исправлять и догонять всегда неприятно, и даже после того, как мы вроде бы достигли консенсуса с руководством типографии, некоторые сотрудники пытались склонить меня на свою недобросовестную сторону.

«А ты скажи своему заказчику, что лучше нельзя, что не бывает по-другому… может, проскочит?» — увещевал меня местный специалист.

Все закончилось хорошо. Тираж был отпечатан и, хотя и с небольшим опозданием, отгружен заказчику. Заведомо негодные экземпляры отбраковали, благо отпечатали — как в воду глядели! — с приличным запасом. О возникших трудностях я с заказчиком не говорил — у него своих проблем навалом. Но впечатлениями я был переполнен, поэтому и решил поделиться ценным опытом с коллегами. Типография, о которой я рассказываю, далеко не самая скверная, а даже наоборот — ведь сумели они найти нестандартный ход для преодоления неожиданных трудностей. И не зарекся я обращаться к ним еще, даже помня о проблемах с выполненным проектом. Мало того, существует вероятность, что и другой проект мы вместе осилим.

Подведем итог сказанному. Есть здесь и положительный опыт, и отрицательный. Сначала о положительном, поскольку он скромнее. Можно и должно использовать смесевые краски Pantone, особенно при печати этикеток, упаковок и т.п.

Теперь об отрицательном опыте, который, надеюсь, пригодится не только мне:

  • перед сдачей материалов в печать необходимо четко представлять всю технологию производства и последовательность технологических шагов, чтобы подготовленный вами файл исключал иное (неверное) толкование заложенных в нем параметров. В частности, необходимо четко задать порядок следования красок и с учетом этого порядка выполнить треппинг. В нашем случае ошибки удалось бы избежать одним из двух способов: печатать черную краску (по умолчанию — overprint) последней или при изготовлении фотоформ назначить черному слою атрибут knockout, чтобы в бронзовом слое были выбиты окна под рисунок, формируемый черной краской;
  • если вы везете свой итоговый файл изготовителю тиража, обязательно захватите исходный, а еще лучше возьмите с собой дистрибутив программы, в которой выполнен макет, с набором установок, выбранных при работе с ним;
  • до печати необходимо проконтролировать изготовление фотоформ или изготовить их самостоятельно. На этом этапе можно отловить ошибки треппинга, неверной фальцовки или резки. В нашем случае можно было изготовить спуск «под один рез», что сделано не было;
  • если печать предусматривает более четырех прогонов, приезжать в типографию следует на первый и пятый.

Желаю всем коллегам творческих и технологических побед и буду признателен за любые отклики на эту статью.

КомпьюАрт 1'2001

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства