КомпьюАрт

9 - 2000

«Интернет и пресса»

Владимир Филин

От редакции

Пресс-конференцию на эту тему провело в московском Доме ученых рекламно-издательское агентство «Фантазия». Эта пресс-конференция превратилась в бурную дискуссию, охватывающую целый ряд актуальных вопросов, в основном организационных и правовых. В обычной, «офлайновой» прессе они давно устоялись и отрегулированы, а вот с публикациями «онлайн», то есть через Интернет, дело обстоит совершенно иначе. В самом деле, публикуя статью, книгу, фотографию и другой печатный материал в обычной прессе, автор знает свои права и степень защищенности своих интересов. В Интернете же механизмы распространения информации сложнее проконтролировать, в связи с чем опасность несанкционированного ее использования гораздо выше. Поэтому пора начинать разговор о реализации четко определенных правовых норм, связанных с публикациями через Интернет. Вокруг этой проблемы и развернулась на пресс-конференции дискуссия, вызвавшая множество вопросов, предложений, мнений.

Как отметил в своем вступительном слове ведущий пресс-конференции Евгений Цукерман, традиционные СМИ существуют на деньги, которые дают реклама, спонсоры и — отчасти — подписчики. Интернет-пресса живет в основном за счет рекламы и неких спонсорских денег. Затраты на рекламу у любого рекламодателя всегда конечны. Что-то он выделяет на внешнюю рекламу, что-то на рекламу в прессе. Теперь еще появилась реклама через Интернет, которая становится все дороже. Число владельцев сайтов увеличивается и соответственно попытки достучаться до того, кто нужен рекламодателю, становятся все сложнее и дороже. Поэтому затраты на Интернет-рекламу растут, становясь ощутимой частью бюджета любой рекламной кампании. Интернет, по мнению оратора, начинает отъедать ощутимые средства у традиционных СМИ. Вторая часть публикаций в Интернете — это огромное количество графоманов, ранее осаждавших редакторов и приятелей-журналистов с требованиями, чтобы их напечатали; теперь они имеют возможность реализовать себя в Интернете почти даром. С одной стороны, в этом есть какая-то польза, с другой — очевидный вред. Не случайно некоторые непочтительно называют Интернет большой помойкой.

Впрочем, раньше достучаться до редакторов, добиться появления на страницах СМИ было сложным делом не только для графоманов, но и для вполне приличных писателей. В Интернете это сделать проще. Потихонечку развивается процесс оттока пишущих профессионалов в Интернет. Это тоже и хорошо, и плохо. Интернет начинает создавать серьезную конкуренцию традиционным СМИ, внося совершенно иные принципы взаимоотношений между писателями и читателями. Появились писатели, которые пишут только в Интернет или, как их еще называют, Интернет-писатели. Один из них, Алекс Экслер, в своем выступлении коснулся особенностей работы таких авторов. Эти люди, которых называют ситераторами, появились с распространением Интернета. Они активно пишут, публикуются в Сети, и часть из них не желает печататься в журналах, издавать свои книги. Интернет предоставляет просто беспрецедентные возможности для людей, которые что-то пишут, которым есть что сказать и которые хотят это как-то донести до читательской аудитории. Многие из ситераторов не имеют профессионального образования. В старые времена начинающий писатель должен был пройти очень непростой путь, чтобы его произведения дошли до читателя. Его ожидали контакты с редакторами и, как правило, отказы, потому что в издательствах существовали свои планы на публикации, свои авторы. Напечатать свою книжку для большинства было практически нереально. С появлением Интернета такие люди получили полный карт-бланш: они могут опубликоваться и написанные ими произведения будут прочитаны очень большим количеством народа. В результате такой деятельности Алекс Экспер за год существования его сайта собрал огромную аудиторию — порядка 18 тыс. регулярных читателей, в день к нему на сайт приходят 6-7 тыс. посетителей, причем на его персональной странице публикуются только его рассказы, только его статьи. Еще порядка 14-15 тыс. человек получают его выпуски по подписке через электронную почту.

Что касается проблемы графоманов и графоманства, эти термины очень расплывчаты, и до сих пор нет четкого определения, кого считать графоманом, а кого нет. Многих известных писателей в начале их писательской деятельности называли графоманами. И сейчас некоторых писателей одни считают графоманами, а другие гениями. Обсуждать, что скрывается за этим термином, не имеет смысла. Процесс идет достаточно естественный. Очень хорошо, что люди имеют возможность проверить, будет ли интересно читать то, что они пишут. Это уже оправдывает существование Интернета.

Есть, конечно, сайты, содержимое которых, или, как обычно говорят в Интернете, «контент», многих не устраивает. Но, по мнению выступавшего, запрещать ничего не надо, кроме сайтов, информация в которых явно противоречит законодательству.

Вообще же, отметил он, Интернет хорош тем, что предоставляет определенную свободу публикаций. Если человек туда попадает, что-то пишет, будь он восемь раз членом Союза писателей, орденоносцем, броненосцем, непонятно кем, если это не интересно, его читать не будут. Если же он просто не пойми кто, какой-то школьник из какого-то неизвестного города, нищий студент из самой что ни на есть глубинки, но пишет интересно, его будут читать, он станет посещаемым, он станет известен.

Был затронут также вопрос авторских прав и взаимодействия офлайновой и онлайновой прессы. Бывает, что в печатных изданиях публикуют произведения автора, не поставив его об этом в известность и на заплатив гонорара, но по крайней мере указав его фамилию. В офлайновых изданиях нашли очень хорошую формулу: «нам прислали из Интернета», под которой публикуют все что вздумается, не указывая имени автора, чтобы с ними труднее было судиться. От этого страдают очень многие ситераторы.

Существует мнение, что Интернет будет потихонечку убивать СМИ. Вопросы о том, где лучше печататься: в офлайновой или в онлайновой прессе, о копирайтах, о том, можно ли что-то напечатать или нельзя, — это в конечном счете вопросы о деньгах. Какие бизнес-модели, связанные с издательством в Интернете, существуют? Прежде всего необходимо разделить бизнес издательский и бизнес авторский. Известно, в чем противоречие между авторами и издателями. Авторы предпочитают считать, что издатели их грабят. Издательства предпочитают считать, что авторы вообще бы без них не получили ни копейки, а так они получают целых 10% (в среднем) от того мощного потока денег, который организует издатель. Интернет этот спор решает простым образом. Возникают новые типы издателей и новые типы авторов. Во-первых, каждый автор может сам себя издавать. Пример этого приводился. Во-вторых, существуют новые типы издателей, которые вынуждены в создавшейся обстановке по-новому устраивать отношения с авторами.

Многие печатные издания открывают свои сайты в Интернете. Раньше было так: сначала выходило издание, например очередной номер журнала, а потом, через неделю или через месяц, он появлялся на сайте. Печатное издание было первично. Сейчас в Интернете наблюдается обратный процесс: все чаще открываются сайты, поначалу не имеющие печатных версий. Хотя в дальнейшем появление таковых не исключено.

Ни в коем случае нельзя говорить, что интернетовские СМИ выкинут на свалку истории печатные издания. Этого не произойдет. Просто Интернет — это немножко другая форма предоставления информации, в чем-то более удобная, но только в определенном смысле. Держать в руках журнал или книгу — радость, которую трудно сравнивать с радостью «глазеть» в монитор, от которого пока, к сожалению, портятся глаза.

В Интернете появляются свои законы. Раньше СМИ по таким законам не жили, а теперь приходится считаться с тем, что применительно к Интернету они есть.

Известно, что если попадаешь в Интернет с помощью телефона или прямого провода, то практически мгновенно получаешь доступ к любой точке земного шара, к любому узелку Всемирной паутины, где бы он ни находился — в Японии, в Америке, в Италии, да где угодно. В этом ее прелесть, и это создает несколько иной культурный слой, немножечко другие законы, — не новые законы, а видоизменения старых. В печатных изданиях, когда публикуется материал из другого журнала, то указывается источник. При этом существуют определенные ограничения на такого рода перепечатки, и не всегда такое действие считается этичным. Есть законы, которые складывались давно. Оформлены ли они на бумаге, или представляют собой этические нормы, все равно — в Интернете эти законы чуть-чуть меняются. В Интернете любой может войти на любой сайт, взять чужую статью и опубликовать ее у себя. Единственное, что от него требуется — это указать, где он ее взял. Кроме того, Интернет построен на ссылках: если стоит указатель на какую-то статью, тут же можно на нее попасть, и требуется только поставить ссылку на это издание для того, чтобы не было никаких претензий.

Александр Петроченков, который еще недавно был главным редактором в журнале «Домашний компьютер», в своем выступлении высказал ряд интересных соображений по проблемам Интернета.

«Здесь было сказано,— говорил он, — что есть якобы серьезный конфликт между тем, что книжку приятно держать в руках, а с другой стороны, в Интернете читать ее неудобно. Наверное, уже многие знают, что появилось такое понятие, как публикация по запросу — «Publishing-on-Demand». Есть целый ряд издательств в мире, реализующих эту технологию. Она появилась в США в прошлом году. Существуют издательства, которые издают любые книги, любых авторов. Каждый присутствующий может напечатать там свою книжку на любом языке мира. В США с их ISBN, с их копирайтом, подвергнутым здесь критике, можно напечатать любую книгу и продавать ее в гигантской торговой сети Америки. Это можно сделать через Интернет, заплатив 99 долларов. В итоге автор получает три авторских экземпляра своей книги. Остальные экземпляры он может докупить. За эти деньги книга будет размещена в Интернете, сверстана, сделана цветная обложка. Книгу можно будет читать с экрана, скачивать на свой компьютер, параллельно она появится в сети магазинов «Бартс нобал», где ее можно будет покупать по американским ценам. Там уже есть такие книги на английском, испанском, французском, китайском, японском языках. На русском языке я там ни одной книги не видел, хотя издательства приглашают авторов и агентов по распространению книг на всех языках. Интересно, что эта технология подразумевает приобретение специального принтера стоимостью 29000, долларов, который позволяет печатать книги разных форматов. Книгу на нем можно отпечатать за 5 минут. Внутри она черно-белая, но в цветной бумажной обложке и выглядит как обычная книга, ничем от нее не отличаясь. Принтер можно поставить в любых крупных городах, чтобы не тратиться на почтовые расходы по пересылке книг. Себестоимость готовой книжки составляет 75 центов, включая ее производство, печать, стоимость бумаги и чернил. Такие книги довольно быстро окупаются. Первое объявление о таком принтере я встретил в Интернете в мае прошлого года, однако у нас еще не принято покупать книжки через Интернет».

На пресс-конференции обсуждался вопрос взаимоотношений «онлайновой» и «офлайновой» прессы. Владимир Ергаков пять лет проработал в еженедельнике пишущим спортивным журналистом, а сейчас является пресс-атташе футбольной команды «Торпедо-Лужники». До этого, год назад, он стал пресс-атташе сайта «Торпедо». Таким образом, он является одновременно пользователем Интернета, автором Интернета и журналистом. У Константина Райкина есть одно очень интересное высказывание: «Я есть, а меня не надо». В пишущей прессе с этим очень часто сталкиваешься. Ты не знаешь критериев и не видишь читателя. В Интернете достаточно одного посещения твоего сайта, и ты знаешь, что уже с кем-то общаешься, пусть сначала виртуально. Если обмен идет прямой информацией, то это уже предел мечтаний. Для пишущего журналиста основное — это, конечно, строки, объемы, гонорары. «После перехода в Интернет я получил нечто другое. Что именно? Во-первых, оперативность информации. Как бы ни были оперативны издательства или информационные агентства: еженедельные, ежедневные издания, толстые журналы и т.п., с Интернетом это не сравнить. Во-вторых, эксклюзивность информации в Интернете». Как журналист по натуре и как пресс-атташе по должности, Владимир может напрямую спросить что-то у любого человека в своей сфере и донести его слова без искажений. Это связано с тем, что требуется достоверность. В Интернете достоверность гарантирована, если там работают люди, которые имеют непосредственный доступ к информации. Наконец, это обратная связь с читателем. В редакцию может поступить письмо от читателя, отклик на статью, а может и не поступить. Интернет прямую связь обеспечивает.

Владимир поделился практическим опытом работы журналиста в Интернете. По его убеждению, любые процессы творчества взаимосвязаны, поэтому очень интересен стык разных сфер, что проявляется в различных формах. Вот что такое копирайт для него лично: знак копирайта он ставит на всю свою информацию, которую публикует в Интернете. Но он также знает, что эту информацию могут скачать, могут опубликовать в СМИ и кто-то получит за это гонорар. С юридической точки зрения никаких прав у него нет. Можно случайным образом отследить, что кто-то взял эксклюзивный материал с его сайта и опубликовал в газете, но юридические претензии, к сожалению, предъявить невозможно.

Хотя, как отмечалось в одном из выступлений на пресс-конференции, недавно был очень важный прецедент, когда одно издательство опубликовало книгу, состоящую на 60-70% из материалов, взятых из интернетовского сайта Тимофея Бокарева, довольно известного не только в Интернете человека, который занимается Интернет-маркетингом и другими интересными исследованиями. Его материалы были абсолютно один в один, со всеми опечатками, использованы для книги, которая была издана. Он подал в суд и выиграл дело: было доказано его авторство. Издательство обязали уничтожить тираж и выплатить ему компенсацию. Этот прецедент достаточно важен.

Есть и другие примеры. Например, Артемий Лебедев считается одним из лучших дизайнеров в Интернете. Он очень часто становится жертвой несанкционированных перепечаток. У него есть какие-то графические работы, есть его дизайн, который копировался для каких-то других сайтов. У него очень часто воруют и печатают графические коллажи, в том числе юмористические, которые он делает и помещает на сайт. Юрист его студии постоянно занимается этим вопросом. Большинство судебных дел они выигрывают. Издательства или печатные издания заставляют тем или иным образом компенсировать ущерб или предпринимать какие-то шаги по уничтожению тиража.

На пресс-конференции с интересным комментарием выступил Михаил Александрович Федотов, в прошлом Чрезвычайный и Полномочный посол РФ при ЮНЕСКО, бывший министр печати, автор «Закона о средствах массовой информации», по которому мы до сих пор живем. Его мнение по многим высказанным вопросам присутствовавшим было очень интересно. Он подчеркнул, что выступает не как бывший посол, «а как бывший и настоящий доктор юридических наук».

По поводу того, что произведения, опубликованные в Интернете, не могут быть защищены копирайтом, он сказал следующее: «Почему же они не могут быть защищены? Откуда это проистекает? Из Венской конвенции, членом которой является Россия? Из нашего «Закона об авторском праве и смежных правах», к созданию которого я тоже имею некоторое отношение? Нет, наоборот. Любое использование произведения может иметь место только с согласия автора или того, кто обладает авторскими правами или правами на его использование. Есть конкретные исключения, которые установлены законом, но в данном случае никакого исключения нет. Единственная существующая проблема не является чисто интернетовской. Она связана со СМИ, в частности с газетами и журналами. В соответствии со статьей 19 «Закона об авторском праве и смежных правах» перепечатка в газетах, журналах, передача в эфир по кабелю опубликованных в газетах и журналах статей по текущим экономическим, социальным и политическим вопросам разрешается. Эта информация свободна, но с обязательным указанием автора и источника, без выплаты авторского вознаграждения. Согласие автора тут не требуется. Но пункт 3 статьи 19 закона говорит: «...если автором специально не наложен запрет». У нас очень часто в газетах и журналах пишут: «Перепечатка только с согласия редакции». Это незаконно. По закону только автор может запретить перепечатку его произведения. Это то, что касается копирайта. Теперь об идеях о том, что авторское право должно умереть с появлением Интернета. Эти идеи бродят, но они пока никакой поддержки в мировом сообществе не получили. Более того, я хочу вам сказать, что в декабре 1996 года были подписаны новые договоры по авторскому праву и по смежным правам. Это международные договоры, которые были приняты на дипломатической конференции Всемирной организации интеллектуальной собственности в Женеве. Россия, естественно, голосовала вместе с другими странами за принятие этих договоров. К этим договорам мы присоединились. Наше присоединение еще не ратифицировано, так что эти договоры на нас еще не распространяются, но будут распространяться очень скоро. Совершенно очевидно, что обратной силы здесь не будет. Как раз вот эти два договора приняты специально для случаев использования произведений в телекоммуникационных сетях. Так что мировое сообщество готовится к этому и уже создает для этого специальный юридический механизм. Но должен сказать, что проблема правового регулирования Интернета очень сложна. Здесь возможен только международный подход, поскольку регулирование на национальном уровне большой пользы не принесет. Оно достаточно бесперспективно. На международном уровне те попытки, которые были сделаны, ни к чему не привели. Я думаю, что в ближайшие несколько лет появится сначала декларация, а потом и конвенция по использованию трансграничных телекоммуникационных сетей.»

По вопросу о переуступке прав автором журналу М.А.Федотов заметил, что автор не может передать свои авторские права кому-либо, такая переуступка невозможна. Он может передать право использования своего произведения журналу, издательству. Это совершенно стандартная ситуация. Запрет может наложить и редакция, но от имени автора. Если возникает проблема, то суд потребует, чтобы был представлен договор между автором и редактором, где будет написано, что автор предоставляет редакции право накладывать запреты на использование его статей в других СМИ.

На вопрос о том, как будет чувствовать себя пресса в случае, если каждая семья в нашей стране подсоединена к Паутине, М.А.Федотов отметил, что это произойдет рано или поздно. «Об этом говорят темпы развития Сети. В частности, есть статистические данные о том, что в США радиовещание достигло уровня 10 млн. потребителей за 40 лет, телевидение — за 12 лет, Интернет — за 4 года. Это достаточно убедительные цифры. Будущее СМИ связано с Интернетом. Уже довольно очевидно, что телевидение как таковое скоро станет сетевым телевидением. Да и сама Сеть перестанет быть построенной исключительно на телефонных кабелях и на стекловолокне, а перейдет на эфир. Будут созданы условия для того, чтобы в любой деревне, независимо от того, есть там телефонная связь или нет, человек смог бы включиться в Сеть. СМИ должны это учитывать. И правильно делают те, кто создает свои электронные версии. Здесь есть еще один вопрос. Это проблема сетевых средств массовой информации. Сейчас, насколько известно мне, есть проект нормативного акта, подготовленный в Министерстве связи, и другой проект, подготовленный в Министерстве по делам печати. Идея и того и другого проекта в целом сходная. Мы хотим брать деньги за то, что вы пользуетесь Интернетом. Я считаю, что брать деньги — это всегда хорошо, но сначала ты сделай что-то, а потом уже возьми за это деньги. Когда ты берешь деньги за то, чего ты не делал, это неправильно. Идея регистрации доменных имен — правильная, но они и так регистрируются. Нужно просто этому придать легальную форму, придать этому юридическую силу. Вот и хорошо, придайте. Но причем здесь лицензии? Мне кажется, что эти законопроекты будут реализованы как проекты Постановления Правительства. Так что рано или поздно нас этим порадуют. Начнем бороться, вернее, продолжим нашу борьбу за здравый смысл, за право. Есть действительно реальная проблема, связанная с сетевыми СМИ, — проблема их регистрации. Нужно регистрировать СМИ, которые выходят в Интернете, или не нужно? Эта проблема была уже решена в «Законе о средствах массовой информации». Могу с гордостью сказать, что еще в 1991 году мы заложили в этот закон статью 24-ю, которая говорит об иных средствах массовой информации. Там впервые в нашем законодательстве использованы понятия телетекста, видеотекста, термины телекоммуникационных сетей. Это был первый прорыв. Там написано, что да, это средства массовой информации. Но что есть СМИ? Интернет? Нет. Интернет — средство массовой коммуникации, но не СМИ, поэтому все претензии к Интернету бессмысленны. Это во-первых. Во-вторых, была попытка внести в «Закон о СМИ» изменение, которое бы распространяло этот закон на телекоммуникационные сети. Его авторы ввели понятие «компьютерная информация», на что, естественно, был задан вопрос: — А что это такое? Вы можете объяснить, что это? Вопрос на засыпку. Ответа нет. Дальше они попытались представить, что компьютерная информация является средством массовой информации. Я им сказал, что это замечательно. Тогда вы должны следить за тем, что происходит в Интернете, и каждый раз, когда в Интернете появляется хотя бы маленькая новая информация, вы должны требовать, чтобы она регистрировалась в Министерстве по делам печати. Это бред. Если вы устанавливаете, что она вышла без регистрации, то вы имеете право по нашему кодексу «Об административных правонарушениях» составить протокол о нарушении, направить его в суд, оштрафовать нарушителя. А в случае повторного нарушения в течение года возможна конфискация тиража (но тиража-то здесь нет!) и предметов, оборудования, использованного для создания и распространения. Я сказал: вы что, хотите Интернет в России конфисковать? Построив такую логическую схему, я им объяснил, что этого делать нельзя, что это — бессмыслица. Им — это депутатам Государственной Думы прежнего созыва. Слава Богу, этот проект умер, но сейчас пытаются его реанимировать. Я надеюсь, что нам удастся его окончательно похоронить. Это очень опасный проект, который касается всех СМИ, а не только в связи с Интернетом. Некоторые сетевые СМИ уже зарегистрировались. Я лично это приветствую, потому что СМИ должны регистрироваться по «Закону о СМИ», тогда они получают защиту закона. Без этого они находятся в некотором смысле в правовом вакууме. Что дает и что отнимает регистрация электронного СМИ в Министерстве по делам печати? Это дает возможность, с одной стороны, ссылаться на опубликованные в электронном журнале, в электронной газете публикации как на нормальные публикации, в том числе в научном обороте. Это первое. Второе, это дает возможность обращения в суд в случае возникновения конфликта, в том числе правового конфликта. Ну, напечатали в этом сетевом СМИ компрометирующую информацию. Человек, который задет этим, имеет право обратиться в суд. Пока обидчик неизвестен, неизвестно, к кому апеллировать. А где он? Он в Паутине, он трансграничен. Найти нарушителя невозможно. Когда написано, например, что gazeta.ru зарегистрирована в Госкомпечати, номер такой-то, то вы можете всегда выяснить адрес редакции. По адресу редакции вы уже можете обратиться в суд с иском к этой газете. Это нормальные цивилизованные отношения. Поэтому я лично считаю, что сетевые СМИ должны регистрироваться, это им на пользу. Но возникает проблема, как отличить сетевое СМИ. Например, нет сомнения, что gazeta.ru — это СМИ. А сайт Государственной Думы — это сетевое СМИ? Нет. Я сегодня специально, готовясь к нашей встрече, советовался со своим соавтором по закону о СМИ Юрием Михайловичем Батуриным. Он возглавляет кафедру компьютерного права в МИФИ. Я его спросил: как отличить сетевое СМИ от любого другого веб-сайта? Он сказал, что это очень сложная проблема, и он не готов ответить. Над этим надо думать. Я сказал: давай думать».

Выступающие живо обсуждали тему регистрации сетевых СМИ. На высказывания о том, что, может быть, нужно все оставить, как есть, разрешить тем сайтам или людям, которые хотят себя подать как СМИ, зарегистрироваться с их выпусками, тиражами и пр., а тем, кто этого не хочет, не делать этого, М.А.Федотов отметил: «Если мы хотим жить в цивилизованном обществе, мы должны иметь законы и их соблюдать. Если же мы хотим жить по законам диким, пожалуйста, тогда законы не нужны. В первобытном обществе законов не было. Каждый мог другого ударить. В противовес плохим законам есть возможность сделать хорошие. Например, я не слышал ни одного выступления, касающегося «Закона о СМИ», (пока, во всяком случае) с утверждением, что это плохой закон».

Было высказано мнение о том, что мы начинаем жить в такую эпоху, когда в области Интернета для определенных видов бизнеса, для определенных видов человеческих отношений невозможно распространить существующие законы так, чтобы обеспечить эффективное принуждение. Значит, надо менять сами институты. Эти институты де-факто меняются.

М.А.Федотов заявил: «Закон о СМИ Интернету жить не мешает, потому что на Интернет не распространяется. Он распространяется только на СМИ, распространяемые через Интернет. Для закона совершенно не имеет значения, в какой форме вы распространяете массовую информацию — через Интернет, через телефон, через что хотите. Если вы выпускаете СМИ, то оно должно быть зарегистрировано. Во многих странах нет системы регистрации СМИ. В нашей стране именно эта система позволила создать свободные СМИ. Та система, которая была раньше, позволила создать тоталитарные СМИ. Тогда не было регистрации СМИ. Сейчас есть сетевые СМИ, но далеко не все в Интернете представляет собой СМИ. Я говорю только о СМИ, распространяемых через Интернет. Есть на сегодняшний день две формы работы СМИ в Интернете. Это электронная версия газеты или журнала, которая выходит на бумажном носителе, и собственно сетевое СМИ, не имеющее бумажного варианта, выходящее только в Интернете. Задача состоит в том, чтобы, не затрагивая все остальные информационные ресурсы в Интернете, разобраться только с сетевыми СМИ, только с теми СМИ, которые выходят в Интернете, только с ними, а остальные от этого отодвинуть, потому что не может Закон о СМИ регулировать деятельность в Интернете. Он для этого не предназначен».

Выступивший, с одной стороны, как юрист, а с другой, как специалист в общей теории систем и философии, Борис Покровский сказал: с одной стороны, мы хотим жить по законам, «потому что мы не волчья стая, а цивилизованное, в той или иной мере или форме, общество. С другой стороны, мы видим перед собой совершенно новую культурную и историческую ситуацию развития планетарной цивилизации, новое планетарное явление. Это гибкая система. Все разговоры, в том числе специалистов в Думе, о том, регистрировать или не регистрировать, упускают один существенный общесистемный, теоретический, доказанный фактор — фактор масштабности явления. Если мы посмотрим, какие же аналогичные масштабные явления цивилизационного развития мы наблюдали в прошлом, то ни одного подобного мы не вспомним. Ни электрификация, ни радиофикация, ни иное, что бы мы ни назвали, не могло мгновенно смахнуть все границы. Всемирный информационный потоп Интернета представляет масштабный фактор совершенно неосознанной, неизмеренной, непознанной силы. Да, мы будем делать закон. Правоприменительная сфера, которую можно назвать Интернетом, через свою масштабность, экстраординарность докажет, что механизмы правоприменения бессильны. В связи с чем? Мы должны исследовать этот Интернет по всем срезам. В самых разных отношениях мы должны писать об этом и в печатных СМИ, и в Интернете для того, чтобы Интернет раскрывался через насилие мысли, а не насилие слова. Говорить можно бесконечно, надо смотреть в корень. 10 лет Интернета — это не история, это миг, полторы минуты современной цивилизации. Это не дает нам права с такой уверенностью, настойчивостью говорить, что законы будут и обязательно будут работать, что мы будем регистрировать новые СМИ. Через полгода в России будет 1,5-2-3 млн. СМИ аналогичного плана. Давайте посмотрим, каким будет министерство по масштабам и размерам. Я как налогоплательщик протестую, я не хочу иметь столько дармоедов, их и сегодня хватает с избытком. Возьмем другой момент. Можно ли вообще в Интернете жить без закона? Создаются те моральные, нравственные, этические, я бы сказал, протокольные установки (их нельзя назвать законами), которые начинают формироваться и создавать маргинально цивилизованную среду Интернета. Готовить кодекс Интернета надо, извлекая из американских, из китайских и иных источников, которые уже живут в Интернете, а не поступают из Министерства связи и из Государственной Думы. На этот материал можно накладывать звучание закона на русском, на английском, на китайском языке. Совпало — будет работать, не совпало — не будет. Поэтому фактор масштабности я считаю корнем Интернета, который требует пересмотреть собственную парадигму каждому из нас, кто в эту проблему входит, преодолеть свой традиционализм. Я начал говорить о культуре. Надо преодолеть свою культурную зашоренность, причастность к культуре прошлого. Если не сделать это, в эпоху Интернета половина населения земного шара жить не сможет. Оно будет вынуждено исчезнуть. Призываю всех определив свою позицию, работать и жить в эпоху Интернета. Я, например, хочу жить.

Ситуация с разрушением копирайта, которая обрадовала некоторых, является не столько поводом для радостей, сколько поводом задуматься, поскольку объективная ситуация складывается так, что многие творческие произведения, творческие продукты неожиданно перешли в категорию вещей, которые плохо лежат. Революция, которая происходит с появлением Интернета, порождает революционную иллюзию, что можно будет поделить все на всех. Но нужно задуматься о том, как сделать, чтобы люди, что-то создающие, получали бы соответственно своей деятельности и не теряли стимула к ее продолжению.

Объективная ситуация такова, что стало невозможно уследить за авторскими правами. Отказаться при этом от авторских прав нельзя по той простой причине, что уже сейчас многие их тех, кто что-то разрабатывал, сложно и трудно перестраиваются. Например, они больше не хотят делать законченный продукт, а создают заведомую «недоделку» для того, чтобы потом люди, ими уполномоченные, могли ее доделать, заплатив за такое право. Потому что готовый продукт, полностью готовый, и используют целиком.»

Дискуссия на пресс-конференции продолжалась около трех часов. Было много высказываний, много вопросов к М.А.Федотову, на которые он дал обстоятельные ответы. Предстоит еще многое осмыслить, многое сделать для того, чтобы Интернет получил здоровую законодательную основу, причем сделать это надо быстро. Ибо жизнь идет все ускоряющимися темпами, и здесь можно, как у нас обычно водится, опоздать.

Пресс-конференция «Интернет и пресса» поставила целый ряд актуальных проблем. Хочется поблагодарить за ее организацию и проведение рекламно-информационное агентство «Фантазия», которое делает много для того, чтобы поднять различные актуальные проблемы перехода к информационному обществу.

КомпьюАрт 9'2000

Выбор номера:

heidelberg

Популярные статьи

Удаление эффекта красных глаз в Adobe Photoshop

При недостаточном освещении в момент съемки очень часто приходится использовать вспышку. Если объектами съемки являются люди или животные, то в темноте их зрачки расширяются и отражают вспышку фотоаппарата. Появившееся отражение называется эффектом красных глаз

Мировая реклама: правила хорошего тона. Вокруг цвета

В первой статье цикла «Мировая реклама: правила хорошего тона» речь шла об основных принципах композиционного построения рекламного сообщения. На сей раз хотелось бы затронуть не менее важный вопрос: использование цвета в рекламном производстве

CorelDRAW: размещение текста вдоль кривой

В этой статье приведены примеры размещения фигурного текста вдоль разомкнутой и замкнутой траектории. Рассмотрены возможные настройки его положения относительно кривой, а также рассказано, как отделить текст от траектории

Нормативные требования к этикеткам

Этикетка — это преимущественно печатная продукция, содержащая текстовую или графическую информацию и выполненная в виде наклейки или бирки на любой продукт производства